JB Newstream 2 - шаблон joomla Видео

Sidebar

Проза

В шесть утра, перед тем как собираться на работу, Максимов — в одном лишь спортивном трико и пластиковых тапочках — пошёл вынести мусорное ведро, а заодно покурить на лестничной площадке, на свежем воздухе, так сказать. Дымить в квартире, даже на кухне и даже в форточку, жена запрещала категорически.

Мусоропровод, как назло, был забит доверху, вплоть до девятого этажа, где находилась квартира Максимовых. А лифт ещё позавчера сломался — какую-то медную катушку из него украли, особо важную для лифтовой работы.

Надо было идти вниз, высыпать мусор в уличный бак у соседнего дома, потом возвращаться к себе, пешком. А на дворе осень, холодно и сыро... Максимов закурил сигарету, попинал ведро тапочкой, решил, что мусор и до вечера потерпит; в крайнем случае Клавка, когда проснётся, вынесет. Может быть.

По базару шел странно одетый человек. На нем был фрак с протертыми до дыр локтями и новенькие джинсы. Болотные сапоги у него на ногах покрывал толстый слой  грязи сочного фиолетового цвета.

Остановившись возле лотка с овощами, чудак проговорил:

- Я робот из будущего. В нашем времени все увлечены виртуальной игрой «Глобал историк». В ней смоделирована жизнь людей минувших веков, быт наших создателей. Хорошему игроку следует много знать о прошлом и уметь действовать в сложных обстоятельствах. Немногие добираются до высшего, восьмидесятого уровня. А я стою на его пороге, и мне остается лишь выполнить главный квест. Он единственный делается не в он-лайне, а в реальном мире. Из всех возможных вариантов я выбрал связанный с вашим временем. 

Фантастический рассказ

1.

            Провидению было угодно, что постепенно моя известность переплавилась в деньги и теперь тягловой силой у меня работает всамделешная, причем весьма неглупая сиделка.  Я передвигаюсь с ее помощью в кресле на колесиках. Оно, как мне представляется, является упрощенной  моделью похоронных дрог, от свидания с которыми мне удается ускользать почти две сотни лет. На это, несомненно, есть веская причина, но о ней – несколько позже.

Со стороны я теперь несколько смахиваю на египетскую мумию. Меня это печалит, но уверяю, и в моем возрасте есть некоторые радости.

16+

Родителей Маша видела лишь во сне.

Отца она не помнила — там, по ту сторону яви, он приходил к Маше чем-то громадным, добрым, неузнаваемым. Приходил, брал на руки, баюкал... шептал ласково: «Ты моя феечка», целовал и уходил, исчезал, оставляя в машиной душе ощущение тяжёлой утраты. Маша плакала и сразу забывала тот сон. Лишь удивлялась поутру, отчего у неё сырая под щекой подушка.

Иногда Маше снилась мать. Снилась редко, но видения те были яркими, запоминающимися, и после каждого такого сна у Маши случалось ощущение. Ощущение было ужасным, оно было... неправильным, да. Страшным, ненужным и непонятным; вместе с ощущением приходил одуряющий запах — остро пахло землёй, сиренью и мёртвыми котятами. Тогда Маша начинала кричать... На крик прибегали колдуны, привязывали Машу к лежаку кожаными лентами и, бормоча заклинания, тыкали в неё стальными иглами, растущими из пальцев. После чего Маша засыпала и ничего больше во сне не видела.

Сол-не-вилл – особенный мир. Его населяют образы, единственное стремление которых – обрести реальное воплощение. Иногда его ещё называют миром фантазий, но это не совсем точно. Фантазии обычно создаются чьим-то воображением, а обитатели Сол-не-вилла – наоборот, способны в чужое воображение проникать. И, устроившись в сознании разумного существа, прилагают все усилия, чтобы обрести форму. Больше всего они любят картины, здания, скульптуры, чёткое и конкретное изображение предмета. Немного меньше – тексты, те воплощают их более расплывчато. И на последнем месте – музыка, вещь слишком абстрактная, её предпочитают настроения и эмоции.

   Молодой чиновник Департамента Землепользования гревского облисполкома Вениамин Александрович Трентиньянов в этот день собирался на службу особенно тщательно.

   Уже с вечера висел на плечиках новый костюм из дивной английской тонкой шерсти, ещё месяц назад заказанный по такому случаю лучшему мастеру Гревска Исааку Моисеевичу Гольдману, который кроил в своё время костюмы первым и вторым секретарям обкома и горкома (не говоря уже о партноменклатуре рангом пониже), а теперь обслуживал крупных чиновников мэрии, мафиозную верхушку и областное начальство.

   Последний раз глянув на себя в зеркало (костюм сидел просто-таки великолепно!), Вениамин Александрович надел плащ, коснулся губами соблазнительной ямочки не щеке жены и вышел из дому,

   День сегодняшний был для Вениамина Александровича особенным.

Крысы — стайные животные, как не забывают повторять Суровые Минские Заводчики, норовя впарить покупателю две, а лучше три крысы вместо одной... в смысле, чтобы бедняжки не страдали от одиночества!

Беда в том, что стая в понятии крысы — это уходящая вдаль вереница потомков одной пары. А в нашем — «Ой, хочу рыженькую! И с пятнушком! И фазза!»

«Ну вот, опя-а-ать... — тоскливо говорит стая, когда им в клетку впихивают очередную подселенку. — Лучше б ты нам крысака дала! И была б тебе СТАЯ, да о-го-го какая, и без всяких проблем!»

Но приходится работать с чем есть.

Back to top