JB Newstream 2 - шаблон joomla Видео

Sidebar

Проза

- Нажремся в хлам! – мрачно сказал Славик.

- До поросячьего визга, - подтвердил Дед.

- И гори оно все огнем неугасимым!

- Вот именно.

И – тресь кулаком по столу. Что означало: решение принято, приговор вынесен и обжалованию не подлежит.

Смертельно хотелось курить — и ни одного табачного киоска поблизости. Мужчина сидел один на парковой скамейке. Брюнет. Длинные густые волосы откинуты за спину и не мешают обозревать желающим его медальный профиль: высокий лоб, прямой нос, твердая линия подбородка. Потертые джинсы, сандалии на босу ногу и слепящей белизны рубашка с короткими рукавами. Руки в меру мускулистые и загорелые.

— Добрый день, — сказала я.

— Привет.

— Извините, у вас не найдется сигареты?

Он глянул снизу вверх, и я поразилась яркой густой синеве его глаз на смуглом лице.

— Вообще-то я не курю, но сигареты у меня найдутся.

 

Максим преследовал рыбу в сумрачной глубине. Футов двести, а может и больше. Впереди маячил серебристый хвост, тускло поблескивали чешуйки. Вокруг не было другой жизни. Ничего кроме этой гонки. Он сделал рывок, почти настиг ее, потянулся вперед… и тут беглянка обернулась. Ни одна рыба так не умеет. У нее было лицо. Почти человеческое. По-своему красивое. Он хотел сказать ей «постой», но черная вода хлынула в рот, убивая звуки. Максим дернулся, пытаясь вытолкнуть море из себя, и проснулся. Он лежал в темноте на своей койке. Кровь шумела в ушах, отсекая внешние звуки. Потом сквозь внутреннюю акустику стало проступать мерное потрескивание и приглушенный шум. Море никуда не делось. Ворочалось и грохотало совсем рядом. Тяжелый, грандиозный «Архангельск» был для стихии еще одной игрушкой. Качка ощущалась даже здесь, в центре кластера. Значит, шторм бушует нешуточный.

Декабрьский вечер, сырой и холодный, не располагает к пиву – поэтому два давних приятеля, Калитовский и Савельев, взяли по ирландскому кофе, который теоретически должен был их согреть. Они уселись в углу кафе и тихонько обсуждали свои дела. А дела были такие – Денис Калитовский на Рождество улетал в Берлин, так что Саша Савельев должен был заменить его на двух важных встречах и еще кое-что сделать – так, чтобы начальство не догадалось, что Денис сбежал, оставив поручение невыполненным.

- У меня крыша конкретно съехала, - сказал Денис. – Вот посмотри на меня – я похож на идиота?

Саша как-то подозрительно хмыкнул.

- Это совершенно идиотская история. И к тому же мистическая. Мистически-идиотская. Если бы я не решил срезать угол… Сашка, я никогда в жизни этот угол не срезал! Я даже не знал, есть там проезд или нет! Веришь?

- Верю.

Моя подружка Ирка – невеликая любительница ходить по вечеринкам. А накануне Нового года у нее еще и простуда случилась. Грипп, не грипп, а нос мокрый и кашель привязался.

Ирка пока не замужем... пока! Потому что, во-первых, есть постоянный бойфренд, а во-вторых... ну, это чуть позже.

Бойфренд Саша работает в довольно крупной рижской фирме, которая издавна завела обычай – устраивать большие предновогодние посиделки. Офис фирма выбрала очень удачно, на первом и втором этаже – хороший ресторан. Те, кто малость спятил от праздничной атмосферы, могут потихоньку вдвоем в кабинет подняться. А если кто допился до беспробудного сна, тоже не беда – тут же своя охрана за ним присмотрит и даже домой его, дурака доставит, поскольку заказаны микроавтобусы с трезвыми шоферами.

- Ну, Леночка, ну, солнышко! - Настя чуть не плакала. - Буквально два шва прогнать! Это же - три секунды!

- Ты раньше с этой юбкой прийти не могла? - не отрывая взгляда от ползущей под машинной иглой ткани, спросила Лена. - Новый год на носу! У меня два заказа неоконченных, сейчас клиенты придут! Ты что - только сейчас заметила, что юбка широка?

Говорить правду Лена не хотела. Юбку ей отдала Светлана Ильинична, администраторша. Ей юбка стала безнадежно мала, зато Насте была пока что безнадежно велика. Но покупать новые вещи при своих теперешних доходах она просто не имела права - хватило бы на сыночка, Феденьку, и ладно...

Кто поднимал сына без мужа - те поймут, а на Федьке одежда прямо горела.

Вы знаете, что блины живут уже более тысячи лет, с самого, что называется, древле-славянского аb ovo…1 Они появились на белый свет раньше русской истории, пережили её всю от начала до последней странички, что лежит вне всякого сомнения, выдуманы так же, как и самовар, русскими мозгами… В антропологии они должны занимать такое же почтенное место, как трёхсаженный папоротник или каменный нож; если же у нас до сих пор и нет научных работ относительно блинов, то это объясняется просто тем, что есть блины гораздо легче, чем ломать мозги над ними…

Поддаются времена и исчезают мало-помалу на Руси древние обычаи, одежды, песни; многое уже исчезло и имеет только исторический интерес, а между тем такая чепуха, как блины, занимает в современном российском репертуаре такое же прочное и насиженное место, как и 1000 лет тому назад. Не видно конца им и в будущем…

Принимая во внимание почтенную давность блинов и их необыкновенную, веками засвидетельствованную стойкость в борьбе с новаторством, обидно думать, что эти вкусные круги из теста служат только узким целям кулинарии и благоутробия… Обидно и за давность и за примерную, чисто спартанскую стойкость… Право, кухня и чрево не стоят тысячи лет.

Back to top