JB Newstream 2 - шаблон joomla Видео

Sidebar

Театр

Театр  "6. этаж", Варшава.  "Чехов шутит"

Миниатюры Чехова пользуются неизменным успехом у публики уже больше ста лет, так что, казалось бы, удивить  новым прочтением этой юмористической классики невозможно. Но у каждого поколения свой Чехов - и вот спектакль по его одноактным пьесам по сценарию  Евгения Корина (Eugeniusz Korin) в  его собственном прекрасном авторском переводе  снова на сцене театра "6 этаж" в Варшаве. 

Премьера "Чехов шутит!" состоялась еще в 2013 году, но с этих пор этот прекрасный, легкий и очень веселый спектакль не сходит со сцены.  Любовь зрителей постоянна, лучший показатель - аншлаг,  все билеты расходятся еще за несколько недель до выступления. 

 ЦЫГАН     

  Ростовский академический театр драмы им. Максима Горького.  В помещении филиала Государственного Академического  Малого Театра,  сцена на ордынке
Премьера степной саги о любви «Цыган» по одноименному роману Анатолия Калинина состоялась 24 и 25 июня 2016 г. Постановка была приурочена к 100-летию донского писателя. Над созданием саги работала команда постановщиков «Тихого Дона»: лауреаты Национальной театральной премии «Золотая Маска» режиссер Геннадий Шапошников и художник Виктор Герасименко, лауреат премий «ТЭФИ» и «Ника» композитор Алексей Шелыгин, драматург Владимир Малягин, художник по костюмам Наталья Пальшкова. Роль Будулая исполнил Александр Волженский, Клавдии Пухляковой – Кристина Гаврюкова и Елена Климанова. В новой постановке Ростовской драмы известная история цыгана Будулая развернулась сложным, драматичным, но светлым полотном. По замыслу режиссера, «Цыган» – сюжет о том, как жизнь человека освещает надежда на обретение счастья. (с сайта rostovteatr.ru)

Спектакль, открывающий XIV Международный театральный форум "Золотой Витязь", в полном соответствии с  русскими театральными традициями получился наивный, светлый и добрый. Хотя сама пьеса начала 60-х годов прошлого века неоднократно ставилась лучшими театрами СССР и России, театру удалось создать абсолютно современный, свежий и неожиданный спектакль. Сюжет прост – цыган Будулай (А.Волженский) после войны пятнадцать лет искал следы своей пропавшей семьи. Наконец, ему удалось отыскать  могилу жены, за которой ухаживает русская женщина Клавдия Пухлякова (Кристина Гаврюкова). Постепенно Будулай выясняет, что его жена успела родить и их сын, чудом оставшийся в живых, был воспитан Клавдией как собственный. Вокруг зародившейся между Клавдией и Будулаем любви и развертывается незамысловатый сюжет.

Часть первая

 Сцена представляет собой три помещения, стены которых едва намечены. И одно из них - терем в хоромах вдовы царя Василия Шуйского, где стоит у окошка Великая старица Марфа, бывшая боярыня Аксинья Романова, мать юного государя Михаила Федоровича, а второе - подземелье, нора, куда бросили мнимую царицу Марину Мнишек, сковав ее так, что не разогнуться, а третье – келья, где лежит больная инокиня, тоже Марфа, бывшая царица Марья, роду Нагих, вдова государя Ивана Васильевича, прозванного Грозным.

 Великая старица Марфа немолода, грузна, ее горбоносое лицо светится белым треугольником из-под монашеского клобучка и черного плата. Марина выглядит некрасивым подростком - маленькая, щупленькая, в ободранном платье, сшитом когда-то по французской моде, с плоеным воротником и расходящейся книзу тяжелой жесткой юбкой. Инокиня же сохранила, как можно сохранить к таким годам, прежнюю красоту. Голос старицы весом и мощен, голос мнимой царицы молод и звонок, голос инокини – тонок и жалобен. Одна - осознает тяжесть своего бремени, другая - не желает его видеть и ощущать, третья – попросту умирает, коли еще не мертва.

 

Бьет колокол - тяжело и скорбно.

Спектакль Мартина МакДонаха «Палачи» был впервые поставлен в Лондоне в прошлом году и больше никогда никем нигде не ставился, хотя это очень известный современный автор, пьесы которого успешно гремят на всех сценах мира. И в общем то понятно, почему. Сам по себе мрачный сюжет о двух днях жизни бывшего палача, а ныне владельца паба, способен был бы вызвать только жуть, а блестящая игра актеров - еще и ночные кошмары случайных зрителей. Но, похоже, для художественного руководителя театра С. Федорова сюжет оказался только базой для создания собственной саркастической бытовой комедии, гастрольная премьера которой состоялась в Москве в театре-студии ГИТИС.

С большой осторожностью я отношусь к осовремененным постановкам любимой классики. Когда, например, собираешься в известный театр на «Севильский цирюльник», а граф Альмавива въезжает на сцену на мотороллере, Дон Базилио походит на склочного пенсионера – «народного мстителя», а ничего злободневного и современного, кроме костюмов, нет – я считаю это попыткой прикрыть отсутствие постановочной мысли и внутреннюю пустоту внешним антуражем.

Поэтому на премьеру «Вишневого сада» в Школе драматического искусства я шел и со страхом не узнать любимую с детства классику, и с надеждой, что увижу новое прочтение бессмертного произведения.

Никогда бы не подумал, что я так хорошо понимаю старославянский язык. Еще удивительнее то, что построенный на живом и певучем древнем слове спектакль, созданный на таком тяжелом и противоречивом материале, как история Крещения Руси, удался.

Форма «отстраненного сопереживания», выбранная создателями этого самобытного спектакля Н.Астаховым и Т.Белевич, наивная стилистика старинных «живых картин», театральных опытов с хороводами, песнями, припевками, речитативами и обрядами, совершенно гармонично соединилась с как бы бесхитростной и очень искренней игрой.

Премьеру «Вальпургиевой ночи» в Ленкоме я ждал с трепетом.

Марк Захаров является классиком воплощения поэм о любви и преодолении – достаточно посмотреть «Юнону и Авось» или «Формулу любви». Поэтому понятно, что такой сложный и многоплановый (точнее даже многоэтажный) вариант этого жанра, как матерная песнь о несбыточной мечте «Москва-Петушки» Венечки Ерофеева мог стать прорывом, жемчужиной именно его творений.

Back to top