МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ОБЕСПЕЧЕНИЮ ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НА НАЦИОНАЛЬНОМ И ГЛОБАЛЬНОМ УРОВНЯХ

498
12 минут

М.И. Гельвановский
Генеральный директор
Национального Института развития
Отделения общественных наук РАН,
главный научный сотрудник ИЭ РАН,
Заведующий кафедрой мировой экономики
РГГУ, д.э.н., проф.



В статье рассматриваются основные угрозы финансово-экономической безопасности, складывающиеся на национальном и глобальном уровнях, раскрываются их причины и предлагается методологические пути решения предотвращения этих угроз.

Ключевые слова: национальная безопасность, финансово-экономическая безопасность, финансовая глобализация, хрематистика, международная валютная система, товароматериальное обеспечение национальных валют.

In the article the main threats to financial and economic security prevailing at national and global levels are discussed, revealed their causes and proposed methodological solutions to prevent these threats.

Key words: national security, financial security, financial globalization, chrematistics, the international monetary system, the material basis of the national currency, real exchange rates.

Хрематистика vs экономика


Прежде всего, необходимо более четко определить, что лежит в основе финансово-экономической безопасности. Не выявив глубинных причин, создающих угрозу этой безопасности, бессмысленно выстраивать какие либо меры и тем более системы мер по ее обеспечению.
Для того чтобы понять суть проблемы и выявить эти причины, необходимо вернуться примерно на 2,5 тыс. лет назад к Аристотелю, который достаточно ясно и поразительно верно разделил хозяйственную деятельность на две принципиально различные категории, применив в качестве исходного критерия для такого различения мотивацию человека, заставляющую его заниматься такого рода деятельностью. Речь идет об известном разделении экономики как сферы человеческой деятельности на: 1) собственно экономику или эконом’ию (вводим этот термин, чтобы хоть как-то отделить этот тип хозяйственной деятельности от общепринятого термина «экономика») и 2) хрематистику. Первым термином – «экономика» – великий философ обозначил деятельность, направленную на обеспечение человека необходимыми условиями жизни (питание, жилье, одежда и пр.), а также на преобразование окружающего мира, формирование удобной для проживания человека окружающей среды (строительство городов, инфраструктурных объектов, ирригационных сооружений и пр.). Вторым термином – «хрематистика» – была обозначена деятельность, направленная на приумножение богатства. Внешне эти виды деятельности могут быть совершенно неразличимы, но именно мотивация придает им совершенно различную природу.
И это первое и самое важное, что необходимо отметить для понимания сути проблемы.
Следующим важным аспектом проблемы является особенность развития хозяйственной системы современного мира, в котором под влиянием развития именно второй мотивации в погоне за богатством сначала доминирующим началом была торговля (именно она явилась главным мотивом развития мировой экономики, начиная с великих географических открытий), а затем именно эта мотивация привела к тому, что главным доминирующим началом в современном мире и в первую очередь в мировой экономике стало развитие финансовой системы.
Сначала хрематистика теоретически начала преобладать над экономией. Важно отметить, что этому способствовал религиозный характер подтекста такого изменения: протестантизм, придающий предпринимательству, религиозный характер, по сути обожествляющий предпринимательскую деятельность. Отсюда пуританизм и высокое призвание предпринимателя, умножающего всеобщее богатство. Далее происходит более глубокое теоретическое обоснование, сделанное Адамом Смитом. Он, прежде всего, как теолог более глубоко и пространно обосновывает в своей знаменитой книге «Исследование о природе и причинах богатства народов», придает теоретическое обоснование умножению индивидуального, а стало быть (по его мнению) и народного богатства. Предприниматель «невидимой рукой» направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения. При этом главным условием достижения таких результатов является требование, чтобы для всех субъектов хозяйственной деятельности были быть реализованы и гарантированы основные экономические свободы: свобода выбора сферы деятельности, свобода принятия решений, свобода конкуренции и свобода торговли. Среди этих свобод главной признается свобода, устраняющая вмешательство государства в экономические отношения, другими словами: вмешательство, мешающее наиболее полно реализоваться стремлению людей к обогащению. Именно отсюда проистекают императивы повышения конкурентоспособности страны, которая специализируется на производстве наиболее конкурентных товаров. Казалось бы все правильно? Но, как это не покажется парадоксальным, именно такое узкое понимание пути приумножения народного богатства, исключает учет фактора безопасности. Экономика в виде коллективной «народной» хрематистики – становится главным теоретическим императивом, способным подорвать благополучие страны, руководство которой придерживается подобных взглядов. И именно это наследие не позволяет нам сегодня более правильно оценить роль и значение экономической безопасности в сложившихся современных геоэкономических условиях.
Как известно, теоретическое обоснование Смита было активно подхвачено Давидом Рикардо, внесшим много полезного в развитие именно этой хриматистической теории. На этой базе продолжают развивать свои экономические теории последующие европейские ученые, формируя так называемый теоретический мейнстрим в экономике. При этом главным императивом остается стремление реализации свободы для хрематистики, называемой по традиции (?) экономикой. Именно этой свободе угрожает государство, налагающее на предпринимателей ограничения, связанные с учетом общенациональных интересов. Первым, кто нарушил этот строй и внес в эту парадигму некоторое серьезные коррективы – Дж. Мейнард Кейнс. Но перелома мейнстрима не произошло, поскольку Кейнс развивал свои мысли в рамках прежней хрематистической аксиологии.

Хрематистика как мировой финансовый драйвер и ее последствия для национальной безопасности

Далее новая волна роста интеллектуального напора хрематистики реализовалась в монетаризме, т.е. уже в финансовом, а не только в торговом ее обосновании. Начало этому в 50-е годы ХХ века положил Милтон Фридман, на теоретической базе которого были реализованы экономические доктрины, прежде всего, в англо-саксонском мире (Рейган – в США и Маргарет Тэтчер – в Великобритании). Монетаризм обеспечил смену торговой доминанты глобального развития в пользу финансовой. Это придало мощный импульс развитию финансового капитала как главному драйверу глобального развития. На этой основе развилась система глобальных финансов, которая совпала с тремя важными изменениями в современном мире:
1) кардинальными изменениями в международной валютной системе: переходом ее сначала на золото-девизный стандарт функционирования, установленный в результате Бреттон-Вудского соглашения 1944 г. и де факто сделавшей доллар главной валютой мира, а затем на плавный переход в международных расчетах на оторванные от золота бумажные деньги, сначала явочным порядком объявленные президентом США Ричардом Никсоном в 1971 г., а затем официально закрепленные Ямайским соглашением (1976 г.) установившим систему плавающих валютных курсов и фактически исключившим золото из международных валютных расчетов, превратив его в обычный товар и закрепившим позиции национальной валюты США в современном мире, несмотря на гигантский внешний и государственный долг этой страны;
2) резким расширением использования деривативов в валютно-финансовой сфере и развитием страховых или хеджевых технологий, резким усложнением этой системы, усилением спекулятивного характера всей, оторвавшейся от «золотого якоря» международной валютной системы;
3) прорывами в сфере информационных и коммуникационных технологий, компьютеризацией финансовой системы, появлением сети Интернет, объединившей мировое финансовое пространство, в котором деньги могут двигаться с высокой скоростью практически в любом направлении и на любые расстояния.
Сегодня мир имеет реальный глобальный финансовый рынок с его глобальной инфраструктурой и внушительным кадровым обеспечением. Кстати, эти кадры, особенно в высшем управленческом звене очень хорошо оплачиваются и фактически превратились в новый финансовый управленческий класс с вполне определенными интересами и возможностями.
К этому следует добавить вполне сервильную науку в виде массы исследовательских центров по всему миру, развивающих теории современной экономики, где главным критерием принятия решений, в конечном счете, является прибыль, точнее ее перманентный рост. Нетрудно догадаться, чья прибыль имеется в виду. По сути, сегодня в мире сформировано своеобразное финансовое лобби из теоретиков, государственных чиновников и частных практиков, хорошо осознающих свои интересы, умеющие и способные их отстаивать.
Сегодня можно с уверенностью сказать, что именно религиозно-социальная идея, превратившая индивидуума, стремящегося к богатству в общественного благодетеля, действиями которого водит мистическая «рука рынка», породила современную сложнейшую систему человеческих отношений со всей ее сложной инфраструктурой, заточенной на выжимание прибыли из всего, что окружает современного человека.
Особо следует отметить казуистическую юриспруденцию, выделившуюся в специальную полузакрытую сферу, обладающую огромным влиянием, направленную на сопровождение процесса безудержного обогащения, предела которому нет.
Сегодня сложилась парадоксальная ситуация. Для большинства здравомыслящих людей ясно, что не только иллюзорного сказочного богатства, но и наиболее важных природных ресурсов при таком безумном их расходовании человечеству не хватит. Одновременно именно хрематистическая идея, ориентирующая всех участников глобального рынка – от индивидуального предпринимателя до крупной ТНК и международной интеграционной группировки стран – на «приумножение богатства» практически любой ценой является главенствующей парадигмой и активно действует как на национальном, так и на глобальном уровнях.
Более того, возникла и развивается системная идеологическая конструкция, создающая перспективы развития хрематистики в глобальный проект, последовательно уничтожающий государственность как форму социальной жизни, превращающей современное человечество в исключительно ориентирующееся на обогащение, с помощью которого можно удовлетворять свои разнообразные потребности, доступные исключительно с помощью денег. На этом в целом строится сознательно организуемый процесс финансовой глобализации.
В рамках этой конструкции создаются весьма изощренные методы обогащения, использующие финансовые механизмы и информационные технологии для перекачки огромных финансовых средств из одних стран, не обладающих или не вполне способными использовать эти технологии в страны, обладающие соответствующими средствами и методами, получившими название системного глобального финансово-экономического паразитизма .
Именно эта идея, использующая глобальную хрематистику как главный императив развития представляет сегодня главную угрозу. В конце ХХ века она была оформлена и легализована в виде доктрины Вашингтонского консенсуса, в соответствии с которой национальным экономикам стран, не входившим в систему капиталистических отношений, было предписано фактически отказаться от воспроизводственного подхода к развитию своих хозяйственных систем и перейти на общую для современного капитализма систему с уплатой соответствующей цены за такой переход в виде отказа от экономического суверенитета и встраивания в систему глобальных финансово-экономических отношений под патронатом глобального лидера – США. Точнее сказать не столько США как государства-лидера, сколько США как глобального ТНК-кластера, пытающегося с помощью специально выстроенной системы международных финансово-экономических отношений поставить под контроль весь мир.
В результате такого развития событий мир получил систему, в которой главным драйвером развития являются не реальные потребности людей, а деньги, точнее финансовые инструменты, выстроенные на основе денег, которые фактически потеряли свою материальную основу и управление потоками которых находится в руках глобальных финансовых спекулянтов.
Понятно, что в таких условиях интересы национальных государств, а вместе с ними и проблемы их национальной безопасности не только отходят на второй и третий планы, но превращаются в интересы противоположные интересам глобального капитала.

Общие подходы к решению проблем финансово-экономической безопасности на национальном и глобальном уровнях

Рамки статьи и масштаб затронутых в ней проблем определяют характер выводов и предложений по результатам анализа изложенной ситуации. Поэтому приводимые ниже выводы и предложения представляют собой лишь некую методологическую схему, которая требует существенного развертывания и детализации. Тем не менее, именно эта методологическая схема может послужить основой для эффективного и радикального решения задач обеспечения финансово-экономической безопасности применительно не только к России, но ко многим другим странам, прежде всего, странам постсоветского пространства и бывшим социалистическим странам, сталкивающимся с аналогичными проблемами. Итак, схематично и коротко.
1. На национальном уровне угроза, прежде всего, состоит в продвижении и практическом использовании в государственном управлении крайне опасной теории, ориентирующей государственные структуры на реализацию теоретических положений Адама Смита, Давида Рикардо и их последователей. Именно эта теория поддержания и развития наиболее экономически эффективных отраслей в ущерб развития других отраслей хозяйства была положена в начале 90-х годов. Именно с нее началась реализация перестройки российской экономики, а также экономик других стран на рыночный лад. Именно с ней связан вообще весь комплекс так называемых экономических реформ, проведенных в рамках Вашингтонсокго консенсуса в последнем десятилетии ХХ и в начале XXI века. Практически во всех странах, где была применена эта методология, были зафиксированы отрицательные результаты реформ и почти все страны, за исключением отдельных стран Африки от этой методологии отказались. В конце концов бывший Президент и исполнительный директор МВФ Доминик Стросс-Кан выступая 3 апреля 2011 года в Вашингтоне на ежегодном заседании МВФ и Всемирного банка заявил, что основополагающие принципы западной экономики, заложенные в «Вашингтонском консенсусе», оказались нежизнеспособны. Поэтому следование установкам этого «консенсуса» является крайне пагубным для национальных экономик .
2. Доминирование финансов в сочетании с использованием информационных технологий создало в современной мировой экономике новую среду, которую правильнее было бы называть финансомикой. Главной отличительной чертой этой среды и формируемой в ней системы управления являются императивы потребностей носителей финансовых интересов, а не экономические (экономийные) потребности населения стран, входящих в эту глобальную систему.
3. В финансомике ведущим ресурсом являются деньги (валюта) и их суррогаты, оторванные от материальной основы, обладают сквозными характеристиками проникновения и влияния. При этом деньги (валюта), лежащие в основе хозяйственной системы все более превращаются в инструмент манипулирования.
4. Манипулирование осуществляется по крайней мере по двум параметрам:
a) количественное регулирование потоков денежных средств и
b) влияние на соотношения стоимости валют по отношению друг к другу.
Оба параметра переплетаются и оказываются в состоянии взаимообусловленности и взаимовлияния. Задачи обеспечения финансово-экономической безопасности следует рассматривать именно с позиций выявления манипулятивных действий, осуществляемых интересантами глобальной финансовой олигархии.
В этой связи методологические основы обеспечения финансово-экономической безопасности заключаются в следующем.
1) На национальном уровне:
a) необходимо перейти от хрематистического подхода к развитию экономики к экономийно-социальным (воспроизводственным) императивам;
b) реально отказаться от следования установкам Вашингтонского консенсуса и определиться со своей собственной национальной конкурентной стратегией, которая должна включать в себя доктрину экономической безопасности;
c) вернуть финансовую сферу в рамках национальной экономики на ее нормальное место – обслуживание производства: прежде всего, измерение, учет, регулирование, балансирование и стимулирование к развитию как инструмент для реализации национальных целей развития, а не как самостоятельный императив;
d) восстановить реальное обеспечение гарантии национальной валюты, создав залоговую базу и возможность для здорового накопления на индивидуальном. корпоративном и государственном уровнях.


2) На глобальном уровне:
a) вернуться к товароматериальному обеспечению национальных валют;
b) создать предпосылки для расширения товарной базы валют, а также механизм объективации относительной стоимости валют (валютных курсов) на основе использования товаров с дуальными свойствами;
c) разработать механизм, обеспечивающий одновременно наряду с объективацией валютных курсов их относительную устойчивость для обеспечения развития международной торговли;
d) построить на основе этого механизма базу для региональной (страны НАЭС) или интеграционной валюты (для стран БРИКС), чтобы предотвратить деструктивные действия глобальных конкурентов в отношении российской валюты и валют стран ЕАЭС и БРИКС.

Ряд положений из приведенных выше предложений были сформулированы авторским коллективом Национального института развития Отделения общественных наук РАН . Работа над развитием теоретических положений и практическим их использованием продолжается.
Статья подготовлена к публикации Бочаровым В.Е.
Август 2018

  • Комментарии
Загрузка комментариев...