18 августа (по старому стилю) 1815 года произошло событие, навсегда изменившее облик и судьбу Нижнего Новгорода. Сгорела старинная Макарьевская ярмарка.


Макарьевская ярмарка

Пожар начался в 4 часа пополудни, в пустом трактире, а затем, почти одновременно, ярмарка занялась еще с трех концов. Усилия полиции, местных жителей и купцов были тщетны. Ярмарка пылала сутки и выгорела дотла. Убытки, причиненные пожаром, были огромны. Но, если учесть, что все произошло после окончания главного торга, когда публика в основном разъехалась и многие амбары и лавки пустовали, то ясно, что ущерб мог быть гораздо большим. Обошлось также без человеческих жертв, столь обычных при внезапных пожарах.
Все перечисленное внушает сомнение: был ли случаен этот пожар?
У современников таких сомнений, похоже, не было. В уголовном деле, начатом
после пожара, причиной его назван "поджог злоумышленных людей". Подозреваемые тут же нашлись. Ими были крестьяне Яков Фадеев, Прохор Лаврентьев и Савва Яковлев. Двое первых были застигнуты за расхищением имущества погорельцев. Один из них, избитый разъяренными макарьевцами, даже вроде бы признался в поджоге, но впоследствии все отрицал. Савва Яковлев привлек к себе внимание "подозрительным поведением", а при обыске у него нашли курительную трубку и несколько мотков шелковой бахромы, возможно, украденных.
Следствие закончилось ничем. Подозреваемые не сознавались, улик против них не было, свидетелей тоже. Решено было "предать дело воле Божией" и закрыть его. Следует напомнить, что тогдашние правоохранительные органы много в чем можно упрекнуть, кроме излишней мягкости по отношению к простым крестьянам.
Что же произошло?

Слухи о намерении правительства перенести ярмарку из Макарьева в Нижний упорно ходили уже несколько лет. В 1816 году об этом публично заявляет государственный канцлер Румянцев. Вскоре после этого ярмарка сгорает. И с фантастической быстротой начинается постройка ярмарки Нижегородской, на которую без всяких проволочек выделяются огромные суммы... как будто все было заранее подготовлено.


Макарьевский монастырь.1890-е. Из серии "Волжские виды" фотографа Максима Дмитриева

Добавим, что намерения правительства отнюдь не всех приводили в восторг. В первую очередь протестовала братия Макарьевского монастыря во главе с игуменом Израилем - ведь ярмарка приносила обители стабильный доход.

Вне себя был местный магнат князь Грузинский, чьи владения граничили с монастырскими. Помимо материальных причин, он - уж так совпало - был в лютой вражде с вышеупомянутым канцлером, стараниями которого и лишился поста предводителя Нижегородского дворянства. Но более всего недовольно было купечество. Сейчас, когда мы знаем, какие выгоды дала России Нижегородская ярмарка, это кажется странным. Но удивляться консерватизму "аршинников" не стоит. Если почитать текст ходатайства против переноса ярмарки, направленный на имя графа Аракчеева, то мы увидим, что его подписали представители московского купечества (включая городского голову), естественно, макарьевского, а также ярославского. Представителей нижегородского купечества, которое в первую очередь должно было обогатиться в результате переноса, среди "подписантов" нет. Остальным обогащение конкурентов вряд ли было по душе.


Макарьевский желтоводский монастырь. Гравюра М. Воробьева. 1816 г.

Не менее интересен и текст ходатайства. В первую очередь это длинный перечень доводов, из которых явствует, что размещение ярмарки в Нижнем Новгороде не принесет "ничего кроме неудобств и совершенного вреда". Следует заметить: что многие эти доводы не лишены оснований, но... при условии, что ярмарка разместилась бы в нагорной части Нижнего. Гениальный проект Августина Бетанкура, предусмотревшего для ярмарки место в заречной части, разом перечеркнул все эти возражения.
Еще более интересно мнение купцов о пожаре. " Мы осмеливаемся торжественно донести, что несчастия сего должно было ожидать несомненно, и что к отвращению его как бы нарочно удалены были все способы". На это, по уверению купечества, указывают многочисленные нарушения в утвержденном плане застройки, и в частности, запрета на постройку вблизи ярмарки трактиров (а именно из трактира и начался пожар). Главный же довод - до 1 сентября на ярмарке должна была присутствовать пожарная команда, однако 16 августа, за два дня до пожара, гражданским губернатором ей было предписано покинуть Макарьев.


Генерал от артиллерии граф Аракчеев Алексей Андреевич. Художник Дж.Доу. 1824 г.
СПб, Военная галерея Зимнего дворца

Впрочем, прямо "торжественно донести", кого они считают виновными, купцы не осмелились. А всесильный Аракчеев на этот документ никак не отреагировал. Нам также известно, что активными сторонниками "плана Румянцева" относительно переноса ярмарки были нижегородский губернатор Быховец (а затем и сменивший его Крюков) и городской голова Переплетчиков. Если вспомнить историю, то нижегородская ярмарка впервые возникла еще в четырнадцатом веке. И вскоре была сожжена. Причем, не "злыми татаровьями", а напавшими на ярмарку новгородцами, не желавшими терпеть соперников в торговле. По прошествии столетий столь грубо решать проблемы стало невозможно, работать стали тоньше, но метод, похоже, остался тот же.


Нижегородская ярмарка. Панорама ярмарки.
Литрография П.Н.Шарапова-И.Д.Сытина. 1877 г.

Так или иначе, в 1817 году началась новая глава в истории Нижнего Новгорода, а заодно и русского капитализма, а в документах перестало встречаться выражение "поджог Макарьевской ярмарки". Только "пожар".
Но кто же стоял за этим пожаром? Нижегородские купцы? Местные власти? Или канцлер Румянцев и граф Аракчеев, радевшие, конечно, не о благе нижегородцев, а о выгоде в государственном масштабе? И был ли среди подозреваемых в поджоге реальный исполнитель или все они - случайные фигуры?
Теперь мы вряд ли узнаем.

© Резанова Н.В., текст, 2018

  • Комментарии
Загрузка комментариев...