Вся информация, поступавшая с фронтов мировой войны, данные технической разведки говорили о том, что радиолокация стала мощнейшим средством ведения военных действий, что ей и другим электронным устройствам отводится все большее место в разработках систем вооружения. Собранным в Москве ученым и специалистам, к которым в 1943 году присоединился один из пионеров радиолокации, известный ученый в области ламповых генераторов, бывший начальник НИМИС ВМФ, инженер-контр-адмирал Аксель Иванович Берг (1893 — 1979) (к этому времени он был уже реабилитирован, служил профессором Военно-морской академии, находившейся в эвакуации) все яснее было видно, что возможности одного лишь НКЭП для решения задач оснащения радиолокационной аппаратурой зенитной артиллерии ПВО, самолетных и корабельных бортовых станций различного назначения слишком малы.

Совет по радиолокации при ГКО 1

Аксель Иванович Берг в лаборатории Военно-морской академии.

В марте 1943 года в отделе электропромышленности ЦК ВКП(б) началось всестороннее обсуждение мероприятий, нацеленных на обеспечение развития радиолокации. В этой работе участвовали ответственные представители Госплана СССР, наркоматов вооружения, электротехнической, авиационной и судостроительной промышленности, ГАУ НКО и радиозавода-института НКЭП.

В процесс тщательного изучения этого вопроса и выработки необходимых мер было установлено, что:

- Заводы НКЭП не обладают производственными возможностями для выпуска радиолокационной аппаратуры в количествах необходимых армии и флоту;

- Ориентироваться на расширение радиопромышленности за счет строительства новых заводов в условиях войны нельзя;

- Единственным целесообразным решением этого вопроса (по времени и по затратам) могло быть привлечение к выпуску радиолокационной аппаратуры ряда заводов оборонных отраслей промышленности, близких по профилю к электрорадиотехнике.

Совет по радиолокации при ГКО 2

Отсюда был сделан вывод, что для руководства и координации деятельностью оборонных заводов и радиозаводов НКЭП, привлекаемых к выпуску радиолокационной аппаратуры, следует учредить правительственный орган с широкими полномочиями, который мог бы взять на себя выработку необходимых мероприятий по всестороннему и ускоренному развитию радиолокации, вносить предложения в ЦК ВКП(б) — ГКО и контролировать исполнение принимаемых правительством решений наркоматами и ведомствами, участвующими в этой области техники.

Совет по радиолокации при ГКО 3

МаленковГеоргий Максимилианович

Через Г. М. Маленкова на имя И. В. Сталина был подан соответствующий доклад с проектом постановления. Сталин принял А.И. Берга, который и изложил суть радиолокации, необходимость развертывания широкого производства радиолокационных станций, проблемы, которые этому препятствуют, и необходимые государственные меры. Говорить он умел, и по полулегендарным сведениям беседа продолжалась три часа, закончившись одобрением.

Совет по радиолокации при ГКО 4

Постановление ГКО вышло 4-го июля и явилось для отечественной радиолокации да и всей электроники важнейшим государственным актом. В условиях тяжелой войны, при совершенно неразвитой электронной промышленности и слабом приборостроении решением задач концентрации и специализации военных, научных и промышленных предприятий и организаций разных ведомств, выработкой и воплощением в жизнь неординарных организационных мер мог заниматься только такой орган, каким стал Совет по радиолокации при ГКО.

Совет по радиолокации при ГКО 5

Устинов Дмитрий Фёдорович

Организационно Совет состоял из постоянных членов и рабочего аппарата.

Совет по радиолокации при ГКО 6

Хруничев Михаил Васильевич

Постоянными членами Совета стали народные комиссары оборонных отраслей промышленности Д. Ф. Устинов, М. В. Хруничев, А. А. Горегляд, И. Г. Кабанов, представители Госплана СССР, НКО и ВМФ и др. Председателем Совета был назначен член ГКО Г. М. Маленков, курировавший авиацию и вообще новую технику, а его заместителем и фактическим руководителем аппарата — А.И. Берг. Для оценки роли Г. М. Маленкова, как председателя Совета, нужно вспомнить о том, что в Секретариате ЦК он "сидел на кадрах".

  Совет по радиолокации при ГКО 7

Турчанин Александр Александрович

Ответственным секретарем Совета стал А. А. Турчанин. В аппарате первоначально было четыре отдела. Ю. Б. Кобзарев возглавил научный отдел, военный — Г. А. Угер, научно-технической информации — В. М. Калинин.

Совет по радиолокации при ГКО 8

Лобанов Михаил  Михайлович

Первым начальником отдела радиолокации ГАУ, ведавшего заказами на разработку и производство наземной радиолокационной техники, был назначен военный инженер М. М. Лобанов, который был одним из инициаторов и организаторов еще довоенных исследований и разработок по радиолокации для зенитной артиллерии.

Суть работы Совета сводилась к быстрому поиску необходимых решений, их согласованию между постоянными членами и выпуску распорядительных документов от имени ГКО, обязательных во время войны к исполнению. Некоторые вопросы вскоре стали решаться уже и на уровне самого Совета, без выхода в ГКО.

Совет по радиолокации при ГКО 9

Шокин Александр Иванович

Создание промышленной базы было главным стратегическим направлением работы по реализации правительственного задания по оснащению нашей армии и флота радиолокационной аппаратурой. На должность начальника промышленного отдела решением Секретариата ЦК ВКП(б) был назначен А. И. Шокин. Он прекрасно знал приборостроительные предприятия Судпрома, особенно московские, которые предполагалось привлечь к новой тематике и хорошо показал себя при организации здесь производства непрофильной продукции (боеприпасов и пр.), при развертывании деятельности эвакуированных предприятий, при организации новых заводов на месте эвакуированных. Был знающим специалистом-технологом по производству военных приборов и мог оценить возможности предприятий других отраслей. Несмотря на молодость, имел авторитет и в промышленных, и в военных кругах. С тем же М. М. Лобановым они были знакомы по совместной работе уже десять лет. Все это сочеталось с редким тогда знанием всех стадий цикла "исследование — разработка — производство", с личным опытом и по участию в разработках, и по сдаче изделий заказчикам, не говоря уж об их изготовлении, а благодаря должности главного инженера 4-го главка Судпрома эти знания и опыт приобрели необходимую широту и многообразность. С электроникой А.И. тоже был знаком через гидроакустику и "волновое" (радио-) управление ТОС, но для того чтобы заниматься радиолокацией этого было недостаточно, и пришлось снова самообразовываться.

Строить новые предприятия для столь сложного производства во время войны возможностей не было, да и не было необходимости, так как в Москве все еще пустовали корпуса многих эвакуированных предприятий.

Угроза захвата столицы врагом уже не существовала, воздушная опасность сильно ослабла, а сосредоточивать научные кадры здесь было конечно же удобнее, чем где-нибудь в Петропавловске. Вопросов каждый день возникала масса, решать их нужно было быстро, и все должны были быть под рукой.

Проще было подобрать предприятия под производство собственно радиолокационных станций. Сотрудники Совета совместно с работниками Госплана СССР после непродолжительного обследования группы заводов предложили некоторые из них перевести на выпуск радиолокационной аппаратуры. В итоге в сентябре 1943 года ГКО было принято развернутое постановление об организации выпуска средств радиолокации на некоторых заводах авиационной и судостроительной промышленности, о создании новых научно — исследовательских институтов, КБ, главного управления в НКЭП (радиолокационного) и по ряду других, относившихся к радиолокации вопросов. Это постановление положило начало развертыванию производства радиолокационной техники и очень скоро сказалось на увеличении выпуска РЛС и дополнительно вовлекло в сферу их разработок значительный круг научных, инженерных и производственных кадров.

Совет по радиолокации при ГКО 10

Завод 703, в настоящее время Открытое Акционерное Общество «Научно-производственное предприятие «Салют»

Одними из первых на радиолокационную тематику переводились московские предприятия Судпрома. С марта 1944 года освоением и самостоятельной разработкой радиолокационных станций обнаружения и управления торпедной, артиллерийской и ракетной стрельбой начал заниматься завод 703, созданный, как упоминалось, на месте эвакуированного завода 251. Первым директором вновь созданного предприятия стал С. М. Владимирский. Поначалу здесь осваивали корабельные станции, разработанные в НИИ-20, а затем пошла продукция, разработанная уже в собственном (при заводе) ОКБ-703. В том же году 1944 году задачи вооружения кораблей отечественными радиолокационными средствами ГКО возложил на НИИ-10, директором которого в это время был В. Д. Калмыков. В первую очередь шло создание стрельбовых станции для артиллерии крейсеров и эсминцев. Была начата разработка системы управления торпедной стрельбой с решением "торпедного треугольника" по входным данным от радиолокационной или гидроакустической станций.

Совет по радиолокации при ГКО 11

Научно-исследовательский институт № 10 (НИИ-10) - Научно-производственное объединение «Альтаир» (ФГУП "НПО «Альтаир»)

Среди участников создания первых серийных радиолокационных станций для обеспечения применения корабельного оружия был Ф. В. Лукин — в будущем первый генеральный директор Научного центра в Зеленограде. Координировал деятельность предприятий в новой области деятельности 4-й главк, которым по-прежнему руководил В. П. Терентьев.

Учитывая важность новой подотрасли и необходимость ее развития радиолокационный главк был образован также в НКЭП, а А.И. Берга по совместительству назначили заместителем наркома. Весьма значительна роль в производстве РЛС в годы войны таких руководителей радиопромышленности, как И. Г. Кабанов, Г. П. Казанский и других.

И в Наркомате авиационной промышленности образовали Главное управление по радиолокации, которое возглавил Н. Я. Балакирев, способный организатор, бывший до этого начальником другого управления наркомата. Для проведения опытных работ были выделены заводы и созданы конструкторские группы, разрабатывавшие самолетные радиолокационные системы. На базе одного из приборных заводов было создано первое предприятие по производству радиолокационных средств опознавания и обнаружения. В конце 1944 года в пустом полуразрушенном корпусе бывшего авиационного завода было организовано ЦКБ по этой проблеме, быстро оснащенное современной исследовательской и испытательной техникой, а также мощной и весьма универсальной производственной базой. В хорошо продуманной структуре ЦКБ была предусмотрена лаборатория, где изделия испытывались на "живучесть" и долговечность — прототип лаборатории надежности. Возглавил ЦКБ отозванный из армии Я. М. Сорин.

Для решения комплексных проблем радиолокации в сентябре 1943 года был создан институт 108. Он подчинялся непосредственно Совету по радиолокации, да и размещались они по одному и тому же адресу в доме 20 на Ново-Басманной улице.

Совет по радиолокации при ГКО 12

Москва, Ново-Басманная ул., д. 20

Институт стал настоящей кузницей кадров для радиоэлектроники. Первым его директором был назначен П. З. Стась (впоследствии заместитель министра радиопромышленности СССР), а главным инженером — А. М. Кугушев. В научном руководстве института непосредственное участие принимал и заместитель председателя Совета А. И. Берг (а в 1947 году он сам его и возглавил). Сюда были по возможности собраны все видные ученые и инженеры, имевшие за плечами опыт научных исследований и разработок в области радиофизики и радиотехники высоких частот. Их силами велись работы в области распространения, генерирования и приема ультракоротких волн, исследовались и разрабатывались элементы радиоаппаратуры, начиная от антенных устройств и кончая источниками питания, создавалась радиоизмерительная техника, испытывались новые образцы. Шла также интенсивная работа в области электроники, а впоследствии и полупроводников. В пятидесятые годы директором института стал П. С. Плешаков — будущий министр радиопромышленности СССР. По его признанию сотрудники "сто восьмого" хорошо помнили и ценили и ту помощь, которую при создании и развитии института оказывал им А.И…

Несмотря на все трудности результаты работы Совета, в том числе его промышленного отдела, НКЭП начали достаточно быстро проявляться в насыщенности армии и флота отечественной радиолокационной техникой. После 1943 года произошел резкий рост выпуска в НКЭП РЛС типа РУС-2, и в 1945 году их было выпущено в четыре с лишним раза больше, чем в 1943 году.

Совет по радиолокации при ГКО 13

Общее количество РЛС дальнего обнаружения, выпущенных до конца войны, составило: РУС-2 (двухантенная)- 12, РУС-2 (одноантенная, автомобильная) — 132, РУС-2с (одноантенная, разборная) — 463; станций орудийной наводки СОН-2от — 124. Бортовой станцией "Гнейс-2" к концу 1944 года было оснащено уже 230 самолетов.

Совет по радиолокации при ГКО 14

Крейсер"Молотов" Черноморского Флота

Если в войну Советский Союз вступил с единственной радиолокационной станцией (типа РУС-2) на крейсере "Молотов", то к ее завершению радиолокационной аппаратурой, поступившей, правда, главным образом по ленд-лизу, были оснащены 30 % кораблей. Эти успехи были отмечены: В 1944 году А.И. был награжден вторым орденом "Красной Звезды".

К счастью, по мере перемещения линии фронта на запад острота проблемы оснащения радиолокационными станциями частей ПВО спадала. Увеличивавшиеся поставки по ленд-лизу во многом покрывали текущие потребности армии и флота. Только через Мурманский порт за период войны поступило в общей сложности 211 английских станций орудийной наводки GL-MkII и GL-MkIII.

Совет по радиолокации при ГКО 15

Кроме того, в годы войны поставлялись канадские и американские станции орудийной наводки (СОН-3К, SCR-584). Для ВМФ за годы войны из Англии в СССР было отправлено 555, а из США — 641 комплект радиолокационных станций различного назначения (обнаружение, опознавание, навигация, управление артиллерийской и торпедной стрельбой), которые устанавливались на кораблях и в частях береговой обороны. Нужно отметить, что американцы свои радиолокационные установки поначалу придерживали, не желая посвящать нас в секреты новейшей деци- и сантиметровой техники, и включили радиолокацию в номенклатуру поставок только с начала 1944 года.

В направлениях деятельности Совета по радиолокации происходило смещение акцентов. Освоение различных РЛС, внедрение их в войска, передача опыта боевого применения, обучение правилам эксплуатации — все эти вопросы необходимо было решать квалифицированно и оперативно. Одновременно становилось ясно, что без резкого повышения технического уровня элементной базы и роста мощностей по ее производству, организовать выпуск радиолокационной аппаратуры в количествах, необходимых, например, для оснащения войсковой зенитной артиллерии не удастся, и возможностей сделать это в военных условиях не предвиделось.

Совет по радиолокации при ГКО 16

НРЛС Нептун - общий вид антенного устройства

ГАУ все же выдало задание радиозаводу-институту на разработку СОН специально для войсковой зенитной артиллерии. К середине 1944 года разработку станции "Нептун", которая работала на волне 1,5 м, был закончена. Испытания РЛС "Нептун" дали удовлетворительные результаты, станция была принята на вооружение и рекомендована для серийного производства. Помимо своего основного назначения, станция "Нептун" получила широкое распространение в гидрометеорологической службе СССР, где эксплуатировалась многие годы. Но выпуск ее начался уже после окончания войны, а начинать разрабатывать такую станцию, как SCR-584, работавшую на длине волны 10 см и дававшую поэтому исключительно высокую точность данных, в годы войны нечего было и думать.

Для выработки правильной научно — технической программы послевоенного развития радиолокации и другой электронной техники было необходимо изучение самое внимательное изучение зарубежного опыта. Использовались как возможности изучения техники, поступавшей от союзников по ленд-лизу, так и работа научно-технической разведки. В 1941 — годах от нескольких агентов из числа инженерно-технического персонала, занимавшего руководящие должности на заводах и в лабораториях компаний RCA, Western Electric, Westinghouse, General Electric США советская разведка получила более двадцати тысяч страниц секретной документальной научно-технической информации по электронике, в том числе по новейшим в то время типов радаров, гидролокаторам, системам наводки, радиовзрывателям, компьютерам и многим другим устройствам. Были получены секретные материалы о технологии производства и образцы клистронов, магнетронов и других электровакуумных приборов.

Информация поступала даже из стана противника. Вот один из отзывов А.И. Берга на материалы по радиолокации, добытые резидентурой ГРУ ГШ под руководством Черняка.

Совет по радиолокации при ГКО 17

Ян Петрович (Янкель Пинхусович)Черняк

"МАЙ 1944 года. Присланные Вами за последние 10 месяцев материалы представляют очень большую ценность для создания радиолокационного вооружения Красной Армии и Военно-Морского Флота. Особая их ценность заключается в том, что они подобраны со знанием дела и дают возможность не только ознакомиться с аппаратурой, но и в ряде случаев изготовить аналогичную, не затрачивая длительного времени на разработку. Кроме того сведения о создаваемом немцами методе борьбы с помехами позволили начать разработку соответствующих контрмероприятий. Все эти сведения и материалы позволяют нам уверенно выбирать пути технического развития новой и мало нам известной техники радиолокации, обеспечивая нам необходимую для этого перспективу и осведомленность."

Наряду с тысячами страниц текстов и чертежей доставлялись образцы изделий, выпущенных немецкой промышленностью. "Декабря 1944 года… Получил от Вас 475 иностранных письменных материалов и 102 образца аппаратуры. Подбор материалов сделан настолько умело, что не оставляет желать ничего иного на будущее. При вызванном военными обстоятельствами отставании нашей радиолокационной техники от заграницы и при насущной необходимости развивать у нас эту технику в кратчайшие сроки для своевременного оснащения нашей армии и флота радиолокационным вооружением и оружием защиты от радиолокации противника, полученные от Вас сведения имеют большое государственное значение. Работу ГРУ за истекший год в данной области следует признать выполненной блестяще".

Материалов, полученных по открытым и закрытым каналам, было так много, что для их обработки при Совете был создан специальный отдел, после войны преобразованный в Бюро новой техники. В начале 1945 года был также создан Научно-технический совет, главной задачей которого было определять научно-техническую политику в развитии радиолокации, отвечавшую, с одной стороны, нуждам армии и флота, а с другой — возможностям науки, техники и промышленности. НТС возглавил профессор А. Н. Щукин, отозванный из Военно-морской академии РККФ, где возглавлял кафедру.

Из всей совокупности зарубежного и отечественного опыта вытекало, что для корабельных ПУС требовались радиолокаторы и новые системы автоматики, гидролокаторам подводных лодок — новые ультразвуковые преобразователи и магнитострикционного, и пьезоэлектрического типов; для сервомеханизмов дистанционного управления требовались точности и скорости намного выше прежних; появились миниатюрные радиолокаторы — радиовзрыватели для снарядов зенитной артиллерии и неконтактные взрыватели морских на основе миниатюрных радиоламп и компактных печатных схем, способных выдерживать ускорения во много тысяч g.

Для решения всех этих задач необходимо было резко увеличивать число проводимых НИОКР по созданию аппаратуры и готовить промышленность к ее выпуску. Для этого требовалась продукция той отрасли промышленности, которая в Советском Союзе практически (как именно промышленность) отсутствовала — электронной.

© Шокин А.А., 2016

  • Комментарии
Загрузка комментариев...