Если звезда погасла, а планеты превратились в вымороженные пустоши, то кого можно там встретить? Призраков. Именно среди них оказался экипаж звездолета «Капитан Стужин», стараясь выжить после крушения и найти путь домой. Люди преодолевают трудности, меняются сами и меняют этот мир. Мир, в котором всё не то, чем кажется. 

Осипов И.В.
Призраки мертвой звезды: Фантастический роман / Рис. на переплете М.Поповского — М.:«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2018. — 281 с.:ил. — (Фантастический боевик).
7Бц Формат 84х108/32 Тираж 4 000 экз. 
ISBN 978-5-9922-2561-7

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 1

ВЫЖИВШИЕ

Противно верещала сигнализация, и ей вторил всегда веж_

ливый синтетический голос аварийной подсистемы: «Внима_

ние. Разгерметизация». Голос был мужской, низкий и сейчас

своим неживым спокойствием только раздражал.

От этого голова болела даже больше, чем от постепенно па_

дающего в отсеке давления. Пальцы немели от холода, овладе_

вающего пространством нашего модуля, наполненного туск_

лым светом ламп аварийного освещения. В углу тихо плакала

Лена, наш штатный астрофизик, и от боли в сломанной руке,

и от безысходности положения. Вячеслав, навигатор, сидел

напротив меня и молча смотрел в потолок, а врач лежал без со_

знания на полу — при падении его сильно приложило о стен_

ку. Итого нас четверо. Остальные, без сомнения, погибли, и

удивительно, что мы сами еще живы.

Наш корабль не был предназначен для планетарных поле_

тов, и немудрено, что искривитель пространства, похожий на

огромную шляпку гриба, оторвался от корпуса в верхних слоях

сильно разряженной атмосферы. Нижняя часть корабля, где

находились каюты, маршевые двигатели и реактор, отломи_

лась при ударе о грунт. В треснутый иллюминатор были видны

ее исковерканные остатки. Там же лежали двадцать членов

экипажа. Нет, тел их не было видно, но нетрудно догадаться, в

каком они сейчас виде. Вряд ли сохранились лучше, чем жи_

лые модули и двигатель. Пожара на месте падения не было, да

и где ему взяться? Атмосфера, разряженная в восемьдесят раз

против земной, не содержала кислорода.

Аварийная сеть питания, автономно устроенная для каж_

дого отсека, еще пыхтела, заставляя работать дежурное осве_

щение и простейшую автоматику. А вот система жизнеобеспе_

чения не пережила падения, и потихоньку утекающий воздух

6

больше не восполнялся. Если бы не визг системы оповещения

о неисправностях, то можно было бы услышать тихий свист

приближающейся смерти.

То, что мы остались в живых, иначе как чудом назвать было

нельзя. Удар при падении был сильным, но судьба нижней

части корабля нас почему_то не постигла. Мы уцелели.

Сейчас, сидя в потерявшей герметичность огромной кон_

сервной банке, которая станет нашей братской могилой, каж_

дый думал о чем_то своем, скорее всего вспоминая прожитую

жизнь.

— Чаша два ошталощь, — надломленным голосом, шепе_

лявя, через силу произнес Вячеслав, потом аккуратно, чтобы

не попасть в лежащего рядом врача, сплюнул кровь.

У Славки были разбиты губы, и он лишился четырех зубов.

Нам всем досталось.

Два часа жить, значит.

Я молча кивнул. Сил совсем не было, а от недостатка ки_

слорода накатывало безразличие.

Поскольку я пострадал меньше остальных, именно мне

пришлось оказать первую помощь Лене и вколоть всем обез_

боливающее.

Когда на воротнике у доктора быстро_быстро заморгала

красная лампочка контроллера показателей сердечной и моз_

говой деятельности, никто не отреагировал. Во_первых, позд_

но что_либо делать, он умер, а во_вторых, мы ненадолго его

переживем.

Мысли о смерти почему_то не пугали. Я просто знал, что

конец близок, но эмоции не работали. Словно предохранитель

у них перегорел.

Наша экспедиция дальней разведки проходила в штатном

режиме. Что могло случиться с кораблем — непонятно. Он

был исправен. Он был сверхнадежен. В столкновение с метео_

ритом или каким_либо другим космическим телом я готов был

поверить, но вот незадача — корабль начал падать, а автома_

тика не объявила тревогу. Да и подлететь к нам незамеченным

тело размером немногим больше пылинки могло только на

скорости в половину световой, что очень маловероятно. Но

факт остается фактом — «Капитан Стужин» сошел с орбиты и

начал падать. Без каких бы то ни было причин. Автоматика

верила, что все хорошо, даже тогда, когда корабль наполнился

7

криками членов экипажа — криками отчаяния и первобытно_

го ужаса.

Само падение мало запомнилось. Я старался удержаться за

что_нибудь, пока модуль трясло в атмосфере. Потом толчок

раскрытия почти бесполезного парашюта, и удар о грунт сле_

дом за ним.

Зачем мы здесь? Просто армада шла мимо, и начальству

стала интересна эта планетка, находившаяся раньше в обитае_

мой зоне, до того как звезда прошла стадию красного гиганта,

спалив поверхность и сдув большую часть атмосферы и воду.

Вспышка сверхновой стала финалом той трагедии. Сейчас ос_

талось только ядро светила, сжавшееся в неимоверно долго ос_

тывающий белый карлик.

Планета была меньше Земли, но больше Марса, отчего

имела силу тяготения только в три четверти привычной. Сле_

дов жизни на ней не было, даже если сама жизнь в прошлом и

наличествовала. Эдак полмиллиарда лет назад. Остатки угле_

кислого газа и азота застыли на полярных шапках бескрайни_

ми белыми полями.

Планету можно было бы использовать в качестве резерв_

ной базы, если во время движения армады возникнут непред_

виденные ситуации. Ледяной мирок не самый хороший пода_

рок, но лучше, чем газовые гиганты или опаленные радиацией

нейтронных звезд каменные глыбы большой массы.

Надо было всего_то запустить несколько автономных мо_

дулей на поверхность и пару универсальных спутников на

орбиту. Рутинная работа под управлением бортового вычис_

лителя.

Не успели. И теперь ждали неминуемой смерти, а она все

оттягивала момент своего прихода. Специальная пена, тон_

чайшие трубочки с которой пронизывали всю обшивку, нако_

нец_то загерметизировала трещины корпуса, но это лишь не_

много отодвигало гибель.

Мысли возникали все неохотней и неохотней. Минули

обещанные навигатором два часа. Да что там говорить, минули

все четыре.

Даже смерть устаешь ждать.

Я встал и подошел к иллюминатору. Спекшаяся, а затем за_

мороженная пустошь — вот чем был этот мир. Серый песок и

черное небо. Белый карлик света почти не давал, он сиял чуть

ярче, чем луна в полнолуние в ясную погоду, горя на небе яр_

8

ким светодиодом. Мрак немного разгонял его оранжевый ком_

паньон. Он как раз сейчас висел над горизонтом.

Словно для разнообразия пейзажа метрах в четырехстах от

нас был холм, представлявший собой нагромождение огром_

ных серых, как бетон, валунов. И на мой взгляд, от них тянуло

ощущением неправильности. Я не мог этого объяснить, но ин_

туиция настойчиво требовала обратить на них внимание. Они

словно были лишними здесь. Чужими, как и мы.

За локоть кто_то потянул, и я обернулся. Навигатор кивком

указал на аварийную панель. Красная мигающая лампа усту_

пила место ровно тлеющему желтому индикатору.

Визг сигналки прекратился. Надо же, а я не заметил этого.

— Система жизнеобеспечения заработала? — спросил я у

него, не отрывая глаз от янтарного огонька.

Вячеслав отрицательно покачал головой, потом несколько

раз ткнул пальцем в сенсорную панель, оставив на ней темные

кровавые разводы.

— Давление выровнено, — произнес голос искусственного

интеллекта, комментируя происходящее по приказу моего то_

варища.—Допускается выход с корабля без средств индивиду_

альной защиты.

— Чертовщина какая_то, — сказал я неуверенно.

Не могло так быть. Если за бортом был вакуум, то он не мог

никуда деться. Даже Лена перестала плакать и посмотрела на

нас. Губы ее тряслись, и она периодически всхлипывала.

Вячеслав озабоченно кивнул. Он теперь долго будет молча_

ливым. В очередной раз сплюнув, он еще немного поводил

пальцами по панели.

— Температура за бортом двадцать градусов по шкале

Цельсия, давление девять десятых стандартной атмосферы,

содержание кислорода двадцать два процента, биологическая

среда отсутствует, — ответил модуль искусственного интел_

лекта на запрос.

Мы переглянулись.

— Шбой какой_то, — прошепелявил навигатор.

Он шагнул в сторону и приложил руку к иллюминатору.

Это был традиционный способ грубой проверки температуры

вне корабля, так как теплоизоляция иллюминаторов всегда

была хуже, чем у многослойной обшивки. По крайней мере,

разницу между температурой в отсеке и лютым морозом чужой

планеты вполне можно ощутить.

9

— Тефлый, — сообщил он, не отрывая руки от стекла. —

Тефлее, чем у наф. Нифего не понимаю, — растерянно доба_

вил он.

— Бортик, тест датчиков, — приказал я автоматике.

— Датчики исправны, — после секундной паузы отозвался

искусственный интеллект.—Возможен запуск аварийного ме_

теозонда. Исполнить?

— Да.

— Принято к исполнению, — ответил синтетический го_

лос. Где_то глухо хлопнуло.

— Давно датчики такое показывают? — спросил я у Бор_

тика.

— Семь минут двадцать три секунды.

Я отдал приказ на повторный тест всех систем, не особо за_

ботясь о точной формулировке приказа — искусственный ин_

теллект у нас хорошо настроен, все с полуслова понимает, ра_

ботает быстро. Вот только Славкину речь сейчас вряд ли пой_

мет.

— Отчет по тесту, — начал перечислять Бортик. — Аварий_

ный источник питания исправен, ресурс шесть тысяч семьсот

два часа. Системы искусственного интеллекта исправны, за_

действован аварийный режим. Системы жизнеобеспечения

неисправны: выход из строя цепей управления. Система связи

неисправна: выход из строя приемо_передающих модулей.

Аварийный гипермаяк включен. Система датчиков исправна,

показания выведены на вспомогательный экран. Доступны

сведения метеозонда,—почти без паузы произнес искусствен_

ный интеллект.

— Выдай основной анализ приповерхностной зоны в рай_

оне нашего местоположения, — приказал я.

— Температура поверхности и приповерхностной атмосфе_

ры минус сто три градуса по шкале Цельсия, давление двена_

дцать тысячных от стандартной атмосферы. Обнаружена атмо_

сферная аномалия сферической формы диаметром восемьсот

метров. В области аномалии температура двадцать градусов по

шкале Цельсия, давление девять десятых стандартной атмо_

сферы.

Подсознание дало невнятный щелчок, заставив перебирать

варианты объяснений, даже самые невероятные.

— Бортик, наше положение совпадает с координатами ано_

малии?

10

— Корабль частично находится в зоне аномалии, — под_

твердил искусственный интеллект.

— Как это частично? — переспросил я.

— Данный модуль находится в зоне аномалии, — после

паузы ответил искусственный интеллект, — остальные части

корабля размещены в радиусе пяти километров от нашего ме_

стоположения.

— Лажмещены, как же, — прокомментировал Славка. —

Лажблошаны они по вшей округе.

Скривившись, он прикоснулся тыльной стороной ладони к

губам, оставившим на ней кровавые отпечатки.

— Что решим? — спросил я, уже догадываясь, что он ска_

жет.

— Выходить надо,—ответил навигатор, нервно постукивая

подушечками пальцев по крошечному иллюминатору.

— А может, не надо? — жалобно подала голос Лена.

— Надо,—согласился я со Славой.—Надо чинить систему

жизнеобеспечения, иначе до прибытия спасателей не дожи_

вем. Доступ к неисправностям только снаружи корабля.

— Но на скафандрах все стекла разбитые, — продолжала

сопротивляться Лена.

— Знаю. Поверим датчикам и метеозонду. Все одно подох_

нем, если будем так сидеть.

— Но если там нормально, то и систему чинить не надо.

— А кушать фто вудем? — вставил слово навигатор. —

И фифь?

— Чего фифь? — переспросила Лена.

— Вода нужна, — ответил я за Славу.

На глазах у Ленки снова выступили слезы. Хорошо, что

обезболивающее пока действует, а то она и от перелома бы еще

сейчас стонала. И так жалко ее. Сразу после выпускного—да в

такую передрягу.

На шлемах скафандров и вправду были разбиты стекла. На

всех. Мы со Славой надели скафандры — без шлемов и со сня_

тыми системами регенерации воздуха, потому как толку от них

никакого. Пришлось повозиться, помогая друг другу. На обо_

их мало было живого места, и облачение в снаряжение каза_

лось изощренной пыткой. Посадочка была не из лучших.

Первым через крохотный шлюз пошел навигатор. Он ка_

кое_то время колебался, стоя перед внешним люком. Потом

11

осторожно надавил на люк, прислушался, нет ли шипения уте_

кающего воздуха, и только затем резко навалился плечом.

В проеме показалась чужая планета. Но вместо того чтобы

выйти, Слава повернулся в мою сторону и махнул рукой, под_

зывая к себе. Я отлип от маленького окошка во внутренней

двери и стал ее, эту самую дверь, открывать. За спиной тихо

ахнула Лена. Но ничего плохого не произошло. Наоборот, из

шлюза потек теплый свежий воздух. Закрывать не стал, пусть в

отсеке немного прогреется.

Вышли наружу и долго стояли. Без шлемов. На абсолютно

непригодной к жизни планете. Но мы были живы, и от этого

возникло ощущение нереальности и абсурдности.

А на густо_фиолетовом, почти черном небе висел оранже_

вый клубок. Он был куда меньше нашего солнца. Белый кар_

лик нашелся над противоположной частью горизонта.

— Не шмотли на него, жешткий ультлафиолет. Глажа по_

полтишь, — прошепелявил Слава.

Я последовал совету навигатора и отвернулся от яркой точ_

ки на небе. Даром что он назывался белым, поскольку светил_

ся голубовато, как сварочная дуга, сетчатку запросто пожжет.

Я перевел взгляд на заваленный валунами холм. Тени двух

светил непривычно играли, создавая иллюзии. Казалось, что

кто_то прятался среди этих камней и наблюдал. Это добавляло

жути.

Еще немного молча постояли, а потом приступили к по_

чинке системы жизнеобеспечения. Пришлось по старинке по_

возиться с паяльником, так как запасных проводов у нас не

было. Внешнюю обшивку и пакет кабелей под ней разрезало

каким_то обломком аккуратно, как скальпелем. Хорошо, что

проводов было немного, и хорошо, что они все разноцветные,

иначе бы точно не разобрался. Они обычно сразу пакетом ме_

няются.

Очередную странность я подметил, когда работал с паяль_

ником. Затылок мне припекало, как в полдень летом на Земле.

Количество тепла явно превосходило то, что могли дать эти

две куцые звезды, вместе взятые. А грунт был холодным, про_

мороженным. Он не согрелся, не успел, наверное, хотя воздух

был теплый.

Когда закончил работу, своими соображениями я поделил_

ся с Вячеславом.

12

— Шплоши у Болтика, откуда тефло идеф,—начал навига_

тор.

Но я спросить не успел. Инициативу перехватил упомяну_

тый Бортик:

— Я закончил лингвистический анализ дефектов вашей ре_

чи, навигатор. Прямые обращения будут поняты и приняты.

— Умниша ты наш, — прошепелявил Слава. — Делай, Бол_

тик.

— Приступаю к поиску источников тепла в зоне атмосфер_

ной аномалии, — доложил он и без паузы продолжил: — Ис_

точник тепла находится в направлении восьмидесяти трех гра_

дусов по оси корабля, дистанция двести девяносто шесть мет_

ров, высота над средним уровнем грунта сорок пять метров.

— А ты скажи мне, умник, источник тепла не совпадает,

часом, с центром аномалии? — спросил я об интересующем

меня моменте.

— Уточните адресацию вопроса, — переспросил синтети_

ческий разум.

— Перехвалили, — усмехнулся Слава.

— Вопрос адресован к искусственному интеллекту моду_

ля, — произнес я.

— Совпадение установлено. Центры находятся в одной

точке пространства, расхождения в пределах погрешности.

— Бортик, что удерживает атмосферу в пределах анома_

лии? — тихо задала вопрос не участвовавшая до этого в разго_

воре Лена.

— Текущий набор датчиков не зафиксировал физических

преград и силовых полей, способных удерживать атмосферу.

— Бортик, аномалия возникла после нашего падения? —

уточнил я.

К горлу подкатил ком нехорошего предчувствия. Помимо

интуиции, внутри начала помаленьку шевелиться тихая пара_

нойя.

— Да.

— Бортик, центр аномалии совпадает с теми валунами? — 

Я указал в иллюминатор на уже виденный мной холм.

— Да, — ровно ответил компьютер.

Слава пробубнил что_то непонятное, но явно что_то очень

нехорошее. Я понимал его чувства. Нам помогли. Это хорошо.

А вот для чего нам помогли и, самое главное, кто?

Но еще, сдается мне, они же нас и угробили.__

  • Комментарии
Загрузка комментариев...