Если вас угораздит встретить на автостраде блондинку, ковыряющуюся под капотом неисправного автомобиля,— ни в коем случае не вздумайте останавливаться! Проноситесь мимо на полной скорости, иначе вам придется столкнуться с точно такими же неприятностями, с какими столкнулся и главный герой этой книги — приличного вида молодой человек, занимающийся продажей «липовых» земельных участков в Подмосковье. Автомобиль, на первый взгляд самый обыкновенный, на деле оказывается настоящим космическим кораблем, который уносит нашего героя далеко за пределы Солнечной системы. Жизнь в иных мирах далеко не сахар, наш герой то и дело попадает в разные переделки, выбраться из которых ему помогает лишь природная смекалка и неудержимая тяга к жизни. 

 

Лихачев В.
Наследие Артанов: Фантастический роман / Рис. на переплете М.Поповского — М.:«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2017. — 280 с.:ил. — (Фантастический боевик).
7Бц Формат 84х108/32 Тираж 4 000 экз. 
ISBN 978-5-9922-2516-7

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ГЛАВА 1

— Хорошо, Андреич, да, я понял. Через шесть часов буду в

офисе. У нас какие_то проблемы?

— Да нет, никаких.—Голос шефа звучал несколько устало,

больше, чем обычно.

На какое_то время в трубке стало тихо, затем послышался

некий характерный звук. Такой, словно кто_то гонял из сторо_

ны в сторону стакан по полированной крышке стола.

Я очень ясно представлял себе сейчас эту картину: сидит

высохший, убеленный сединами семидесятидвухлетний ста_

рик с одутловатым лицом и скрюченными артритом пальцами

снова и снова отправляет такой же старый, как и он сам, гра_

неный стакан в недалекое путешествие, которое рано или

поздно окажется для того последним. Но нет, звука разбитого

стекла не было и на этот раз. Наверняка стакан остановился

сейчас у самого края стола, застыл, балансируя над бездной,

словно канатоходец.

— Как там Маринка?

— Маринка? Какая Маринка?

— Маринка, невеста твоя... — В голосе Андреича прозвуча_

ли отчетливо слышимые нотки удивления.

— Ах, Маринка? Ничего, нормально все у нее.

— Опять поссорились?

— Хуже.

Я выдержал многозначительную паузу, позволяя воображе_

нию шефа проделать свою работу.

— Понятно; разошлись, значит.

— Да, можно и так выразиться.

5

Откровенно говоря, никакой Маринки не было у меня и в

помине, как не было ни Наташи, ни Людмилы, не говоря уже

об Анастасии и Галине Ивановне. Все эти персонажи были

вымышленными и не имели ничего общего ни со мной, ни с

кем_нибудь другим из мира живущих.

Естественно, шефу об этом знать не полагалось. Моя насы_

щенная личная жизнь служила своеобразной ширмой, за кото_

рой я мог проделывать свои личные дела, причем преимущест_

венно в рабочее время.

— Вчера собрала свои вещи и ушла. Сразу после того, как

мы к ее матери в Миргород съездили.

— Погоди, в какой Миргород? К какой матери? Ты же у нее

на прошлой неделе на похоронах был!

А вот сейчас следовало непременно что_то придумать, при_

чем сделать это как можно быстрее, пока замшелые мозги в го_

лове этого реликта позапрошлой эпохи не зашевелятся со

скрипом, оценивая и классифицируя полученную от меня ин_

формацию.

Но разум, как назло, был чист. Девственно чист. А значит,

снова придется переходить к плану «Б». Мой взгляд словно не_

нароком переместился на стоящую в ногах пассажирского си_

денья сумку, и на душе сразу как_то полегчало. Продажа липо_

вых земельных участков в элитных районах города сдвинулась,

наконец, с мертвой точки, и стала приносить реальную при_

быль. Пусть небольшую пока — двадцать две тысячи баксов

всего, но ведь это только начало; начало, так сказать, новой

жизни.

— Алло! Алло! — Трубка в моей руке внезапно вновь заго_

ворила знакомым скрипучим голосом. — Абонент находится

вне зоны досягаемости сети. Абонент находится вне зоны до_

сягаемости сети. Абонент находится вне зоны досягаемости

сети...

Когда я решил, что тирада, озвученная оператором мобиль_

ной связи, слегка затянулась, одним движением пальца от_

ключил диктофон. Поднес мобильник к уху и удовлетворенно

хмыкнул, услыхав спасительные короткие гудки. План «Б»,

как всегда, сработал.

6

Теперь уже ничто не отвлекало меня от моего любимого за_

нятия — вождения автомобиля. И пусть в распоряжении моем

была всего лишь старенькая «ауди», которой, по_хорошему,

давным_давно место на свалке, но даже она на приличной

трассе в умелых руках могла творить настоящие чудеса. Когда_

нибудь, а точнее — в самом что ни на есть скором времени, я

прикуплю себе нечто более ст>оящее, и тогда...

Что будет «тогда» — я додумать не успел. За какие_то доли

секунды глаз успел выхватить силуэт автомобиля сразу же за

поворотом дороги, нога до упора вдавила педаль тормоза, а ру_

ки сами по себе выкрутили руль вправо, заставляя мою ста_

рушку выполнить довольно замысловатый акробатический

пируэт с тройным переворотом через крышу, и вновь встать на

колеса.

...Через какое_то время я нашел в себе силы открыть глаза и

пошевелиться. Руки_ноги целы, видимых повреждений нет.

Вроде бы нет. Но так ли это на самом деле? Тело — сплошной

ком боли: отбито, кажется, все что только можно. Горит огнем

копчик, болит грудь—наверняка на ней синюшные кровопод_

теки. Сейчас я могу лишь ощущать это: для того, чтобы уви_

деть, понадобилось бы для начала отстегнуть привязные рем_

ни, что змеями опоясаны вокруг моего тела, а затем, презрев

опасность разрыва селезенки или какого_нибудь другого внут_

реннего органа, извернуться и высадить ногами смятую в ле_

пешку дверь. Можно ли мне сейчас двигаться? Вопрос доволь_

но риторический в свете минувших событий. В салоне крепко

попахивает бензином, одной_единственной искры будет пре_

достаточно для того, чтобы этот комок металлолома превра_

тился в пылающий факел.

— Мм... — С губ моих самопроизвольно срывается стон.

Удивительно, конечно, но он не остается без ответа:

— Вам нехорошо?

Мне? Мне нехорошо? Это мне_то сейчас нехорошо?!

— Да нет, что вы, мне просто отлично. Я здесь отдохнуть

прилег. Знаете ли, на улице немного прохладно.

— Ой, простите тогда, что я вас побеспокоила. Я, пожалуй,

пойду.

7

И вправду: совсем рядом послышался удаляющийся цокот

каблуков. Дура? Идиотка? Или просто прикидывается?

— А ну стоять!!!

Оказывается, кричать я не могу, получается только тихий

шепот. Видимо, что_то с легкими или с горлом. В такую мину_

ту я искренне сожалею, что почти ничего не понимаю в меди_

цине.

Заставить себя повернуть голову стоило мне невероятных

усилий, но зато в зеркале заднего вида я смог рассмотреть уда_

ляющуюся женщину. Ну, все понятно: блондинка. Ноги от

ушей, белокурые пряди рассыпаны по плечам. Туфли на высо_

ких каблуках_шпильках только подчеркивают идеальную

стройность фигуры. Укороченные до минимума синие шорты

не в состоянии даже полностью прикрыть бесстыдно выгляды_

вающие из_под них ягодицы. А еще на ней белая облегающая

футболка, делающая ее формы настолько соблазнительными,

что... Только сейчас я понял, что мысли мои — вовсе не о том,

о чем следовало бы думать в данной ситуации, и если положе_

ние дел кардинально не изменится в самом ближайшем буду_

щем, то спина удаляющейся блондинки станет последним, что

я увижу в своей жизни.

Всласть выматерившись, я заставил_таки себя оторвать

взгляд от зеркала. Так, первым делом следует освободиться от

ремней безопасности. Это ведь совсем просто, главное — не

зацикливаться на рвотных позывах, которые, стоило лишь по_

шевелиться, стали следовать с завидной периодичностью.

Плавно, словно в замедленной киносъемке, правая рука опус_

кается вниз, пальцы ее нащупывают заветную кнопку. Клац!

Первая победа окрыляет, придает дополнительных сил. А те_

перь — повернуться боком, затем отклониться назад и осто_

рожно опустить голову на пассажирское кресло. Полежать так,

не шевелясь, до тех пор, пока перед глазами не перестанут

прыгать багровые пятна...

Видимо, на какое_то время я потерял связь с реальностью,

поскольку обнаружил себя уже бредущим по шоссе. Вполне

целенаправленно, между прочим. Ноги сами несли меня в ту

сторону, куда удалилась злополучная блондинка.

8

А вот и машина. Ее машина. В этом никаких сомнений нет,

гламурный фиалковый цвет корпуса говорит сам за себя. Вот

только какой она модели, я почему_то в упор не могу разо_

брать. Да, впрочем, это и не важно. Гораздо больше сейчас ме_

ня интересует ее хозяйка, ведь именно по вине этой безмозг_

лой курицы, остановившей свою колымагу у самого поворота,

и произошла эта идиотская авария.

— Тварь.

— Вы что_то сказали?

Ну да, а вот и она. Кто б сомневался? Обойдя автомобиль, я

обнаружил свою старую знакомую, склонившуюся под откры_

тым капотом, и уже открыл было рот, чтобы высказать все то,

что накипело у меня на душе, как вдруг взгляд мой случайно

зацепился за ее... нет, не то чтобы мне было интересно, просто

я никогда не понимал: зачем так широко расставлять ноги, ко_

гда наклоняешься под капотом неисправного автомобиля?

— Ну что там у тебя?

— Не работает, представляете? А ведь ему еще и года нет!

Теперь она повернулась, и я смог увидеть ее лицо. Ага, не_

винные голубые глаза, легкий румянец, ямочки на щеках, чуть

вздернутый подбородок сердечком. От всего ее облика веет на_

ивностью и какой_то чересчур уж излишней утонченностью.

Не в моем вкусе, короче, девица. Истинная женщина — это

вам не фарфоровая статуэтка, она обязана иметь ширококост_

ное телосложение и развитую мускулатуру, для того чтобы вы_

полнять всю работу по дому, пока мужчина занят более важ_

ными делами.

— А вы, я смотрю, уже отдохнули?

Нет, ну она что, реально такая дура или попросту издева_

ется?

Я вновь открыл было рот и едва не задохнулся, сдерживая в

себе поток изощренных ругательств. Только сейчас вспомнил,

что вокруг нас на многие километры расстилается лес, а по

шоссе за все это время не проехала ни одна машина, и вряд ли

что_то в этом отношении изменится в ближайшем будущем.

Справившись кое_как с нахлынувшим приступом бешенст_

ва, я заставил себя доковылять до автомобиля девицы и тоже

заглянул под капот. Мать честная, чего там только не было!

9

Какие_то шестеренки, трубки, металлические детали такой за_

ковыристой конфигурации, от одного вида которых поневоле

бросает в дрожь. И все это переплетается, скручивается, све_

шивается, стягивается невообразимым адским клубком, заста_

вив меня похолодеть, истуканом застыть на месте, тупо впе_

рившись взглядом в одну точку. Господи, да под капотом даже

банка была, в которой ползало что_то фиолетовое!

Тем не менее признаваться в собственной некомпетентно_

сти этой гламурной пустышке почему_то отчаянно не хоте_

лось. А потому, напустив на себя максимально деловой вид, я

вежливо осведомился:

— В чем проблема_то? Не заводится или топливо кончи_

лось?

К моему удивлению, блондинка ответила вполне уверенно:

— Я думаю, что метеорит попал в топливопровод. Видите?

Действительно, под автомобилем уже начала образовы_

ваться довольно значительная лужа.

Слово «метеорит» заставило меня ухмыльнуться. Я уже дав_

но обратил внимание на то, что блондинки в нашем обществе

являются как бы отдельной кастой, у которой даже язык свой

собственный имеется.

— Метеорит — в смысле, камень?

— Да, наверное, камень.

— Ладно, разберемся. А ты сходи пока к моему автомоби_

лю, если не сложно, и достань из салона черную кожаную сум_

ку. Лады?

— Лады.—Похоже, эта идея с сумкой ей не очень понрави_

лась, но мое обещание отремонтировать машину все_таки пе_

ревесило нежелание соваться в готовую вот_вот вспыхнуть по_

кореженную развалюху.

Протечку я нашел достаточно быстро. Трубка этого самого

топливопровода по диаметру была весьма невелика, толщиной

с указательный палец, а аккуратное круглое отверстие с оплав_

ленными краями, из которого бодро вытекала какая_то беле_

сая жидкость, оказалось и того меньше. Проблема была в дру_

гом: чем заделать эту дырку, не имея под рукой буквально ни_

чего, кроме разве что веток, листьев и еловых шишек?

И вообще: это же с какой скоростью надо гнать, чтобы выбро_

10

шенный из_под колес небольшой камень смог пробить металл

корпуса да еще и топливопровод в придачу? Более того: край_

не заинтересованный, я не поленился обойти машину и обна_

ружил выходное отверстие. Выходит, камень прошил насквозь

передок и полетел себе дальше! Чудеса...

Прогремевший неподалеку взрыв заставил меня испуганно

втянуть голову в плечи. Это мой четырехколесный друг, уми_

рая, напоследок оказал мне небольшую услугу. Что ж, прощай,

безвестная блондинка: надеюсь, на небе тебе будет лучше, чем

здесь.

Сунув руку в правый карман пиджака, я с удовлетворением

обнаружил в нем початую пачку «Орбита». Отлично! Судьба

опять благоволила ко мне, вручив в подарок не только шикар_

ную тачку, но и универсальное средство для временного при_

остановления течи в топливопроводе ее двигателя. Тщательно

разжевав жвачку так, чтобы в ней не осталось крупинок, я со_

орудил из полученной клейкой массы аккуратную заплату и

приклеил ее на место пробоя. Мне кажется или задумка моя

сейчас действительно удалась? И правда: не капает. Ай да я, ай

да молодец! Доехать бы до ближайшего центра техобслужива_

ния, а там хоть трава не расти!..

— Возьмите, вот ваша сумка. — Голос девушки звучал дос_

таточно живо. Вовсе не похоже было, что она говорила со

мной сейчас из астрального мира. — Вы уже нашли течь?

— Да, уже и залатать успел, пока кое_кто лазит непонятно

где. Надеюсь, содержимое сумки проверять не надо?

Судя по тому, как округлились ее глаза, мое беспокойство

было явно излишним.

— Ладно, садись, прокачу с ветерком.

— А вы умеете управлять гелиостропом?

Ну вот, еще одно новое слово из блондинистого арсенала.

— И гелиостропом, и хвостодрыгом, и стрипхренозавром.

Садись, кому говорят!

Она села. Расположилась в пассажирском кресле, по_пури_

тански сомкнув ноги в коленях, и теперь с любопытством на_

блюдала за выражением моего лица, когда я, взгромоздившись

на сиденье водителя, соизволил обратить, наконец, свое вни_

мание на приборную доску и органы управления данным агре_

11

гатом. Так выглядел бы, наверное, орангутанг, додумайся кто_

то посадить его за рычаги управления трактором.

Да_а_а... сподобились же изготовители (наверняка японцы)

сотворить такое сверхтехнологичное нечто. Приборная дос_

ка — словно рождественская елка: мерцает, перемигивается

разноцветными огоньками, поблескивает бесчисленными хро_

мированными переключателями, кнопками; внутри нее, ка_

жется, даже реле какие_то пощелкивают, хотя это было бы

нонсенсом. Штук восемь шкал с люминесцентной подсветкой

испещрены непонятными знаками, символами... Да что там

приборная доска—у этой тачки даже руля нормального не бы_

ло, не говоря уже о рычаге переключения передач!

Так, спокойно. Главное, не паниковать и взять себя в руки.

Нет у тачки руля—ну и ладно, мы за вон ту хрень подержимся,

что между моими расставленными ногами торчит с монумен_

тальностью мужского детородного органа. Там, похоже, даже

выемки для пальцев имеются, по пять с каждой стороны.

И лицо, лицо попроще, а то вон у блондинки уже ехидная

улыбка так и норовит проявиться, не иначе как злорадствует

от души, зараза. Ой, да ладно, бывали мы и не в таких передря_

гах. Где у нас тут ключ зажигания вставляется?

— Возьмите.

Чертовка словно подслушивала мои мысли. На ладошке ее

уже поблескивал короткий тонкий штырек настолько непри_

мечательного вида, что никогда и не подумал бы, что это ключ.

Так, теперь бы найти подходящую дырку, а то что_то в послед_

нее время у меня с этим проблемы.

— Признайтесь, вы совершенно не умеете водить гелиос_

троп!

— Это я_то?.. Это я_то не умею?!

Нежный, мелодичный перезвон смеха блондинистой стер_

вы окончательно вывел меня из состояния привычного равно_

весия; недолго думая ткнул ключом в первое попавшееся от_

верстие, и когда он вошел туда с тихим щелчком, а на одном из

табло загорелись какие_то цифры, чисто интуитивно нажал за_

тем на большую прямоугольную кнопку, что располагалась на

самом видном месте и горела приветливым зеленым цветом.

12

То, что произошло потом, обычным человеческим языком

описать весьма сложно. Проклятая таратайка дрогнула, будто

собираясь с силами, а потом практически бесшумно рванулась

к небу, буквально в считаные мгновения преодолела около_

земное пространство и зависла среди бесконечного сонмища

звезд. Или мне так только показалось, что зависла? Вполне

возможно, что она продолжала свое движение, но достаточно

адекватно отслеживать ситуацию у меня сейчас просто не бы_

ло никакой возможности. Ладони вспотели, а отвратительная,

вязкая дурнота накатила с такой немыслимой силой, что...

Кто_то бил меня по щекам. Не то чтобы это было слишком

больно, мое тело за последние годы достаточно неплохо адапти_

ровалось к побоям, но именно эти настойчивые похлопывания

мешали мне вновь погрузиться в нирвану, где нет места ни мер_

цающим звездам, ни блондинкам с их демоническими агрегата_

ми, ни... вообще ничего, кроме абсолютного, всепоглощающего

умиротворения. Да, был у меня один пунктик: я панически бо_

ялся высоты. Причем боязнь эта была не врожденная, а, так ска_

зать, свежеприобретенная вследствие непредвиденных жизнен_

ных неурядиц. Любой на моем месте обзавелся бы акрофобией,

случись ему вдруг оказаться подвешенным за ноги на высоте

двадцатичетырехэтажного здания, когда два гориллоподобных

полудурка в любой момент могут разжать пальцы и отправить

твое тело навстречу гипнотически поблескивающей полосе ас_

фальта. Было бы за что... так нет же, сумма моего долга оказа_

лась тогда настолько смехотворной, что я не замедлил его не_

медленно выплатить, едва меня вернули в первоначальное, при_

родное положение. Сволочи... Даже теперь, по прошествии

довольно продолжительного промежутка времени, я не переста_

вал помнить их лица.

Похлопывания не прекращались. Неужели сейчас мне

придется открыть глаза и вновь узреть пугающую бесконеч_

ность космического пространства? Да ни за что на свете!

Пусть белобрысая хоть переломится, я и пальцем не пошеве_

лю. Все, нет меня. Я умер. «Нет, но предупредить_то хотя бы

она могла? Что, дескать, никакой это у нее не гребаный авто_

мобиль, а самый настоящий космический корабль? — Эта но_

вая мысль всколыхнула во мне целую волну немыслимой яро_

13

сти. — Стерва, дрянь межпланетная, потаскуха! Нет, я это де_

ло так не оставлю!»

На этот раз гнев мне оказался не врагом, а союзником. Гла_

за приоткрылись и встретились взглядом с ее глазами. Ну надо

же, переживает! Вон как волнуется, даже губы побелели. А са_

мое обидное состоит в том, что все те эпитеты, которые кру_

тятся на языке, я почему_то не могу высказать вслух. Да что

это со мной, ей_богу?

— Вы не умерли?

О господи, ну за что, за что ты сейчас караешь меня?!

— Нет, не умер, как видишь.

Удивительное дело: оказывается, если на чем_то конкрет_

ном сосредоточить все свое внимание, то дурнота и головокру_

жение проходят, главное при этом — ни в коем случае не гля_

деть по сторонам, потому что там, за хлипкими стеклами, во

всей своей красе раскинулись чужие созвездия, плавающие в

глубокой черноте космоса.

— А почему вы на меня так смотрите?

— Да никак я на тебя не смотрю!

Ладони вновь предательски вспотели. Надо, надо оторвать

взгляд от ее лица и сосредоточить его на чем_то другом, на чем

угодно... Но до чего же чертовски сложно это проделать!

— Ты почему мне не сказала, что это космический ко_

рабль?

— Простите?..

— Мне что, следует повторить вопрос?

Впервые за время нашего знакомства в голосе девушки

прозвучали обиженные нотки:

— Я говорила. Разве вы не помните? Еще спрашивала у вас,

умеете ли вы управлять гелиостропом. Вы сказали, что умеете.

Откуда мне было знать, что слова ваши не более чем пустая

бравада?

А вот это уже удар ниже пояса. И ответить на него по боль_

шому счету нечего.

— Ладно, проехали. Давай возвращай меня обратно, нака_

тался уже.

Девица явно замешкалась. Не знаю уж, что творилось сей_

час в голове у моей собеседницы, но лоб ее от кипучих мысли_

14

тельных процессов пошел морщинами. Плохой знак, очень

плохой. Если блондинка начинает думать — значит, неминуе_

мо быть беде.

— Ну давай уже, не томи. Что я сейчас должен сделать?

Кнопку, может, какую нажать надо?

— Вы — ничего. Да и я, наверное, тоже.

— Что значит «ничего»? Я домой хочу! Домой!!!

Безудержный приступ страха вновь накрыл меня холодной

волной, парализуя конечности.

— Пожалуйста, не переживайте вы так. Очень скоро вас не_

пременно доставят... домой. Только не сейчас, а чуть позже.

Видите ли, дело в том, что....

— В чем, в чем дело?

— Что я не умею водить гелиостроп. Совсем. — Она выдох_

нула эти слова как_то вот так, одним махом, словно ушат воды

вылила, и теперь с любопытством ожидала моей реакции.

— То есть как «не умеешь»?..

Дурацкий вопрос. Только сейчас я понял это, когда сопос_

тавил две вещи: не обезображенное интеллектом лицо блон_

динки и большую зеленую кнопку на панели управления. Ав_

топилот. Ну конечно, а как же иначе? Кто_то задал программу

полета еще на ее родной планете, усадил в кабину эту куклу,

уж не знаю кто она ему там, и теперь корабль не прекратит

свой полет до тех пор, пока не достигнет пункта назначения,

который и станет концом ее — а теперь уже и моего — вынуж_

денного путешествия. Стоп, тогда как она очутилась на Земле?

Хотя нет, все сходится. Приняв во внимание последствия ава_

рии, автопилот принял решение совершить вынужденную по_

садку на ближайшей пригодной для жизни планете. Ладно,

идем дальше. Каковы теперь будут мои действия?

Странное дело: стоило мне осознать, что прямо вот сейчас,

сию минуту, на Землю мне попасть уже не суждено, как оковы

страха чудесным образом разжались, и я обнаружил, что

взгляд мой направлен уже не на лицо своей вынужденной по_

путчицы, а прямиком в космическую бездну. Удивительное,

ни с чем не сравнимое ощущение! Были в нем и дикий экстаз,

и религиозный трепет... Гремучая, взрывоопасная смесь! Ка_

15

залось, протяни руки — и ты сможешь подержать в ладонях

звезду...

— Не умею, и все. А права мне папа купил!

Заявление белобрысой вернуло меня с небес на землю. На_

до же, до боли знакомая ситуация. Матушка_Вселенная особо

не заморачивается: куда ни кинь взгляд — везде происходит

одно и то же.

— Понимаете, я и правда подумала, что вы можете водить

гелиостроп. Мне очень, очень нужно попасть в другое место.

— Не в то, куда автопилот запрограммирован? А вот теперь

поподробнее, пожалуйста!

Зря, ох зря я это сказал! Слова из девицы полились непре_

рывным потоком, этаким стремительным горным ручьем, пе_

рекрыть который не было уже никакой возможности. На меня

выплеснулись бурные волны информации, причем настолько

между собой не связанной, что мозгам в моей черепной короб_

ке вскоре стало жарковато, и они принялись понемногу заки_

пать. Сейчас я вкратце перечислю то, что от нее узнал. Итак:

родная планета этой безмозглой курицы — Оооцингнитаргов_

пачилло (произнеся последнее «о», надо немного побулькать),

сама она не замужем, но у нее уже есть жених — некий Креко_

пессий, из очень приличной семьи, кстати, сей молодой чело_

век, да и она не какая_то там гвиноскуха, а самая что ни на есть

потомственная карчемяка. На кого она учится, я так и не по_

нял, ибо в слове том было слишком много согласных; куда она

направляется — тоже не понял, только порядочной карчемяке

там не место, но папа отправляет ее туда за какие_то там непо_

нятные провинности. Короче, накосячила, видать, девка по

полной, вот папочка и подсуетился, замыслив сплавить свое

отсталое чадо в какое_то подобие пансиона для благородных

девиц. Далее понесла она уже совершенно невнятную чушь, и

я, чтобы перевести беседу в нужное для себя русло, вынужден

был вежливо поинтересоваться:

— И все_таки? Куда бы ты хотела попасть, окажись вдруг,

что я действительно умею водить эту штуку? — Рука моя изо_

бразила в пространстве нечто вроде неправильного эллипса.

— Как, разве я вам еще не сказала?.. В планетомаркет «Ар_

харионна», естественно, куда же еще?

16

А и вправду: как же это я сразу_то не догадался? Старею,

наверное.

— Архарионна.... А что это?

Планетомаркет. — Она посмотрела на меня так, словно

я был маразматическим старцем, позабывшим нацепить на ухо

свой слуховой аппарат. — Он единственный на всю галактику,

других таких просто нет!

— То есть ты имеешь в виду, что... Господи, да такого про_

сто не может быть!

— Может, еще как может! — Моя сиюминутная растерян_

ность блондинке невероятно польстила. — Да_да, вы только

представьте себе: целая планета массой в две тысячи четыреста

миллионов гастов, вращающаяся вокруг звезды класса Q24,

превращена в один гигантский, практически бесконечный су_

пермаркет, в котором есть все, абсолютно все! Товары со всех

концов галактики, из всех миров представлены здесь в таком

широком ассортименте, который вы не встретите больше ни_

где!

Я послушно прикрыл глаза, представляя себе бесконечные

ряды полок, уходящие в неведомые дали и исчезающие где_то

далеко_далеко за горизонтом. Скукотища... Упаси господи по_

пасть в такое место с девицей наподобие той, которая восседа_

ет сейчас подле меня в пассажирском кресле. Ее_то наверняка

и из обычного супермаркета вытянуть не так_то просто. Нет

уж, увольте. Хотя с другой стороны... может быть, и удалось бы

поживиться там чем_нибудь полезным.

— Говоришь, все у них там есть? А как насчет боевых крей_

серов?

— Если вы о крупногабаритных боевых гелиостропах со

сверхтяжелым вооружением на борту, то конечно же да, есть.

Разных моделей и конфигураций. Мой папа...

— Да задолбала ты меня уже со своим папой! Давай так: я

доставляю тебя к этому самому планетомаркету, а ты мне за

это покупаешь все, что я для себя выберу. Идет?

Я уже представлял себе, как вытянутся лица моих недругов,

когда я прибуду на свою родную планету на гигантском косми_

ческом блюдце, ощетинившемся во все стороны жерлами

17

крупнокалиберных пушек. Нечего сказать, забавная получа_

лась картинка.

Моя собеседница ответила практически сразу, не колеб_

лясь:

— Хорошо, я согласна.

Хотя бы поторговалась ради приличия, что ли.

— А деньги_то у тебя есть, детка?

— И никакая я вам не детка; у меня, между прочим, имя

есть! И деньги, кстати, тоже! — Она ткнула мне под нос нечто

вроде прямоугольной пластиковой карты. — Мой папа....

— Хорошо_хорошо, я понял.

Кажется, девчонка не на шутку обиделась. Я же сделал себе

зарубку в памяти: впредь со своим нанимателем следует обра_

щаться чуточку повежливее. А, кстати, каким образом я соби_

раюсь выполнить свое обещание? Ладно, потом помозгуем.

Сейчас организму крайне необходимо отдохнуть и расслабить_

ся, раз уж мне не светит немедленная госпитализация. Все тело

болит, а голова похожа на мыльный пузырь: такое ощущение,

что стоит к ней прикоснуться, и она лопнет. Как ни хорохорь_

ся, как ни выпендривайся перед инопланетной красоткой,

а все равно умом понимаешь: автомобильная авария не прошла

для тебя даром.

Наверное, вид у меня был сейчас действительно не очень

здоровый, поскольку моя новая знакомая сама предложила

мне немного поспать и даже показала, как кресло переводится

в горизонтальное положение, превращаясь в узкую, но вполне

функциональную койку. Прилегла и сама, проделав в точно_

сти такие же манипуляции и со своим креслом, затем произ_

несла вслух несколько непонятных слов, и кабина гелиостропа

погрузилась во тьму.

Сон упрямо не шел ко мне. Да оно и немудрено, впрочем.

Череда недавних событий кого угодно выбила бы из колеи.

Кого угодно, но только не эту... я скосил глаза и украдкой оки_

нул взглядом ангельское личико своей соседки. Ну надо же —

спит! И, между прочим, умудряется посапывать при этом так

беззаботно, что поневоле зависть берет. Вот уж у кого крепкая

нервная система! Мысли мои стали путаться, перескакивать с

одного на другое. Почему_то вспомнилось, что имени девушки

18

я так и не удосужился узнать; надо будет, при случае, обяза_

тельно исправить эту оплошность, но все это будет потом...

потом, а сейчас...

«Утани гепоцитани! Утани гепоцитани! Крипко! Крипко!»

Моя кровать внезапно всколыхнулась, что_то в ней жалобно

скрипнуло, а затем она будто схлопнулась, едва не размазав свое

содержимое, то есть меня, по лицевой части кабины. К счастью,

помешали этому очень кстати выскочившие непонятно откуда

привязные ремни, накрепко зафиксировавшие мое тело в сидя_

чем положении. Теперь кровати как таковой не было: буквально

в считаные мгновения она приняла свой первоначальный вид

водительского кресла. Да что, в конце концов, здесь происхо_

дит, черт побери? Я был уверен, что не произнес эти слова вслух,

но девица каким_то образом все_таки умудрилась на них отве_

тить:

— Аварийная ситуация. Сейчас поисковая система гелиос_

тропа ищет ближайшую пригодную для жизни планету для то_

го, чтобы совершить на ней вынужденную посадку. Не беспо_

койтесь.

Она еще меня утешает! Стараясь, чтобы голос мой прозву_

чал как можно более нейтрально, я позволил себе поинтересо_

ваться:

— А что случилось_то? Из_за чего весь этот сыр_бор?

— Даже не знаю.

— А кто знает? Может быть, я?

На мою колкость блондинка никак не отреагировала. Каза_

лось, она напряженно ждала чего_то важного, что должно бы_

ло сейчас произойти, вцепившись в подлокотники кресла так,

что побелели костяшки пальцев. Внезапно корабль дрогнул,

нос его ощутимо повело вправо, а из скрытых динамиков

вновь полились слова незнакомой речи. Только теперь она по_

зволила себе расслабиться — я понял это по тому, как опусти_

лись ее плечи.

— Что, хорошие новости?

— Да, гелиостроп нашел неподалеку подходящую планету,

и сейчас мы направляемся к ней.

— А мог и не найти?

19

— Ну конечно же, — она была не на шутку удивлена, что я

не понимаю таких, казалось бы, очевидных вещей, — планет,

пригодных для жизни, в галактике не так много. Расстояния

между ними зачастую настолько огромны, что требуется нема_

ло времени для того, чтобы преодолеть их.

— То есть если бы он не нашел сейчас нужной планеты, то

мы могли погибнуть?

— Вполне вероятно. Нет, планету он бы нашел, не мог не

найти, но если бы она находилась чуточку дальше, чем следо_

вало, то мы бы до нее просто могли не успеть добраться.

Теперь до меня дошло, наконец, что же заставило поволно_

ваться мою блондинистую попутчицу.

— Ну что я могу сказать? Рухлядь у тебя, а не космический

корабль. Китайская поделка, одним словом.

«Кстати, а как мы умудряемся друг друга понимать?..» —

Новая мысль пришла мне в голову совершенно внезапно, и

неслабо озадачила. А действительно? И почему я раньше не за_

думался над этим вопросом?

— Нашему обоюдному общению помогает лингвин, кото_

рый живет у меня вот здесь, — она неопределенно покрутила

пальцем у своего правого виска. — Или здесь. Временами он

перемещается, ему тоже скучно долго жить на одном месте.

— Это еще что за зверь такой?

— Разумный симбионт. Вы и этого не знаете?

Я тактично промолчал. Теперь моя попутчица предстала

передо мной в совершенно ином свете. Я смотрел на это милое

личико, любовался безбрежной голубизной ее прекрасных

широко распахнутых глаз, а сердце мое переполняла острая

жалость. Господь мало того что сотворил это чудо блондин_

кой, так еще и позволил себе вдосталь поиздеваться над ней!

Ну откуда, откуда, спрашивается, взяться в этой маленькой го_

ловенке крупицам мозга, если в ней, ко всему прочему, еще и

обосновался какой_то космический паразит, ползающий в че_

репной коробке туда_сюда как по Бродвею? Бедняжка.

— Ты не в курсе, планета, на которую мы сейчас летим,

обитаема?

Она беспомощно пожала узкими плечиками:

— Не в курсе, но очень скоро мы это узнаем.

20

— А заранее никак нельзя?

— К сожалению, для того чтобы получить доступ к храня_

щейся в базе данных информации, необходимо перейти в ре_

жим ручного управления: автопилот полностью контролирует

все системы гелиостропа, включая, кажется, даже систему

жизнеобеспечения.

Очень жаль. Что ж, остается только ждать, пока повреж_

денная машина не выполнит свою задачу. Ждать и надеяться

на лучшее.

Прошло минут пятнадцать, прежде чем динамики вновь за_

говорили, а сквозь стекла космического автомобиля я смог со_

зерцать никогда не виденное ранее зрелище: приближение не_

изведанной планеты — крошечной голубой бусинки, плаваю_

щей в безбрежных глубинах космоса.

Впрочем, не такой уж она оказалась и крошечной. С каж_

дым мгновением планета становилась все больше, наползая на

нас, словно бульдозер на подлежащий сносу газетный киоск.

Через некоторое время на ней можно было уже разглядеть ма_

терики и океаны, чуть позже — даже ниточки рек, венозными

артериями опоясывающие и гряды величественных гор, и не_

скончаемые лесные массивы приятного каштанового оттенка.

— Смотрите_ка, город! Город! — Девчонка заметила его

первой и теперь едва ли не прыгала от восторга в своем кресле.

Я же, раздосадованный, что прошляпил эту гигантскую

уродливую проплешину на теле готовящейся нас приютить

красавицы_незнакомки, сподобился лишь сердито насупить

брови:

— Ну, город... Неизвестно еще, что нас там ожидает.

Реплика моя осталась без ответа. А зря. Между прочим, я

был уверен, что чертовски прав. Эфир_то молчит. Никаких за_

просов, никаких разрешений на посадку. Даже я понимаю, что

это совсем не нормально. Неужели существам, населяющим

планету, абсолютно без разницы, что за корабль к ним при_

ближается и с какими намерениями?

Гелиостроп между тем, порыскав по орбите, словно соба_

ка_ищейка, вдруг целенаправленно пошел вниз с такой скоро_

стью, что завтрак, съеденный мною еще утром в придорожной

забегаловке, начал настойчиво проситься наружу. К счастью,

21

все на свете имеет и свое начало, и свой конец—падение наше

сменилось плавным скольжением над древесными кронами,

а затем прекратилось и оно, когда компьютер корабля без ма_

лейших сомнений бросил судно в образовавшийся просвет

между ними.

— Все, вставайте, приехали.

Неужели? Я приоткрыл левый глаз и оценивающе осмотрел

им кабину. Кажется, никаких повреждений нет, вынужденная

посадка прошла вполне удачно.

— Как думаешь, мы далеко сейчас от города?

— Не знаю. Надеюсь, вы не собираетесь отправляться туда,

потому что у нас очень мало времени. Я хочу, чтобы вы устра_

нили неисправность и доставили меня наконец на Архарион_

ну, как обещали.

— Да помню я, помню. Ладно, давай выбираться из этой

дыры.

Демонстративно хлопнув дверцей, я вылез наружу, с опа_

ской втянул через ноздри прохладный воздух. Вроде ничего.

Свежестью пахнет, прелой листвой с тонким, едва уловимым

грибным ароматом. Куда ни кинь взгляд — повсюду буйство

осенних красок, опавшие листья успокаивающе шуршат под

ногами. Парадокс, но даже в увядании есть своя особая, ни с

чем не сравнимая прелесть. Присутствует здесь и тихая, со_

зерцательная грусть, и толика щемящей тоски, которые, сме_

шиваясь с горьковатым запахом полыни, терзают, теребят

душу, заставляя задуматься о чем_то более возвышенном,

чем твое жалкое полурастительное существование. В такие

минуты хочется ничего не делать, а просто стоять с закрыты_

ми глазами, ощущая, как вокруг тебя происходит таинство

уходящей жизни...

— Что с вами?

— Со мной? Ничего.

Я и не заметил, как она вышла. Наваждение внезапно ис_

чезло, вспугнутое беспардонностью незнакомки.

— Тебя как зовут?

— Эльвианора. А вас?

— Илья.

— Хорошее имя. Сильное.

22

— Почему «сильное»?

— Не знаю. Сильное — и все.

Мне кажется или на нее тоже подействовало очарование

осени?

— Оденься. Холодно.

Девушка послушно кивнула и вновь вернулась к гелиостро_

пу. Через минуту она вышла, зябко кутаясь в тонкое одеяло из

полупрозрачной материи.

— У тебя с собой даже свитера нет?

— Нет. Мой папа очень спешил, отправляя меня на Шими_

тар.

«Эльвианора...» — мысленно произнес я ее имя, как бы

пробуя его на вкус. Что ж, звучит, пожалуй, даже лучше, чем

«тупая блондинка» или «безмозглая космическая стерва».

— А кто твой папа, если не секрет, и почему он так спешил?

— Мой папа... не знаю, как правильно это объяснить. На

вашем языке, кажется, есть схожее по смыслу слово, в какой_

то степени отображающее его истинное общественное поло_

жение. Это слово «диктатор», если я не ошибаюсь. Правитель

одиннадцати планетных систем и пояса тритауриевых асте_

роидов. — Не обращая внимания на мое вытянувшееся от

удивления лицо, она продолжала как ни в чем не бывало: —

Мне кажется, что у него в последнее время возникли какие_то

проблемы по работе... не знаю, он не говорил какие, но дело

вовсе не в том, что я разбила фамильную вазу Драанской ди_

настии на приеме у посла Кардинавии. Это просто повод, по_

нимаете? Повод!

Девушка едва не плакала. Я готов был поклясться, что еще

чуть_чуть, пара_тройка невинных вопросов, и из глаз моей со_

беседницы ручьем потекут слезы.

— Я все понял, успокойся. Ну конечно же это повод. —

Сам не зная, зачем я это делаю, прижал Эльвианору к груди,

согревая ее теплом своего тела.

Удивительное дело: она даже и не подумала вырываться.

Просто вздрогнула поначалу от неожиданности, а затем замер_

ла, не смея пошевелиться. Словно птенец, выпавший из гнезда

и поднятый руками сердобольной старухи.

— Поверь мне, все будет хорошо; хорошо, я обещаю.

23

Она не отвечала. Только прижималась ко мне все теснее,

словно боясь, что я исчезну, испарюсь, растворюсь в этом раз_

гуле осенних красок безвестной планеты, оставив после себя

только постылое одиночество.

Так мы стояли довольно долго, пока внимание мое не при_

влек хруст сломанной ветки, прозвучавший в окружающей нас

безмолвной тишине словно выстрел. Обернулся резко, всем

своим естеством предчувствуя грядущие неприятности. Но

нет, пронесло на этот раз — к нам приближалась не какая_ни_

будь там устрашающая инопланетная тварь с истекающей

слюной зловонной пастью, а всего лишь забавный карлик с

лицом обиженного мопса. Несуразный весь какой_то, скосо_

боченный, вся морда в кожистых складках, да ко всему проче_

му, похоже, еще и горбатый. В правой руке у него было что_то

зажато. Приглядевшись, я понял, что это довольно крупная

ящерица красивого пурпурно_оранжевого оттенка, таращив_

шаяся на меня с не меньшим интересом, чем и я на нее.

— Эльвианора, ты только посмотри, какое чудо!

Девушка послушно повернула голову. Слезы, так и норо_

вившие выплеснуться из ее небесно_голубых глаз, немедленно

высохли.

— Ой, ну надо же, какой милашка! Иди к мамочке, малыш!

Она оторвалась наконец от моей груди и поспешила к гос_

тю, проваливаясь острыми шпильками_каблуками в податли_

во_рыхлую землю. Улыбка карлика стала еще более умильной,

когда Эльвианора приблизилась к нему на расстояние вытяну_

той руки, а затем... затем произошло невозможное. Уж не

знаю, что он там сделал со своей ящерицей, со стороны было

похоже, что карлик просто нажал на какую_то точку у нее на

брюхе, но та вдруг внезапно надулась, злобно засверкала опа_

ловыми глазками и плюнула в подошедшую девушку клубком

отвратительной черной слизи.

— Ах ты скотина!!! — Уже на бегу я успел краем глаза заме_

тить, как падает моя подопечная наземь с лицом, искаженным

болью, как закатываются ее глаза.

Карлик был уже совсем близко. Рывок — и кулак мой вре_

зается в его приплюснутую морду: я чувствую, как ломаются в

ней хрящи, а моя рука окрашивается его кровью, в точности

24

такой же черной, как и слюна ящерицы, что пригрелась у него

в руке.

— На, получи, урод! — Еще один удар примерно в то же са_

мое место. Уж не знаю, что на меня нашло, на самом_то деле я

не ахти какой боец; здесь, видимо, сыграло свою роль нешу_

точное волнение за доверившуюся мне девушку, лежавшую

сейчас недвижимо на холодной земле чужой планеты. Чужой в

полном смысле этого слова.

Я молотил карлика очень долго. Он уже не стоял—мешком

валялся на земле, а я, сидя на нем, долбил и долбил кулаками

по отвратной морде, которая, похоже, становилась еще более

приплюснутой, чем была до этого.

Как ко мне подошли со спины еще двое—я уже не заметил.

Ощутил лишь, как в шею мне впивается что_то мокрое, этакий

тугой липкий сгусток, и тотчас же закатывается за воротник,

впитывается в кожу, заставляя ее неметь; онемение это распро_

страняется все дальше, захватывает конечности, парализует гу_

бы. Теперь я уже не кричу — некогда. Мне нужно успеть на_

мертво вцепиться зубами в ногу одного из уродцев, прежде чем

тело окончательно перестанет повиноваться, а сознание улетит

прочь... прочь от проклятой планеты и ее обитателей.__

 

  • Комментарии
Загрузка комментариев...