Приграничье — несколько городов, вырванных из нашего мира в края вечной стужи, где в заснеженных лесах обитают оборотни, а на замерзших болотах караулят жертв вурдалаки. Выжить там непросто, пусть в арсеналах помимо огнестрельного оружия и ждут своего часа боевые чары.

Александр Леднев по прозвищу Скользкий полагал, будто сбежал из Приграничья навсегда, но прошлое сумело дотянуться до него и в реальном мире. Скользкий снова угодил в Форт, и на этот раз окончательно и бесповоротно. Не беда! Старые друзья всегда готовы поддержать и подкинуть работу. Только вот некоторые предложения лучше бы не рассматривать вовсе, и уж точно не стоит переходить дорогу одному из самых могущественных существ тех забытых богом земель… 

 
Корнев П.Н.
Лед. Кусочек юга: Фантастический роман / Рис. на переплете И.Воронина — М.:«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2017. — 345 с.:ил. — (Фантастический боевик).
7Бц Формат 84х108/32 Тираж 7 000 экз. 
ISBN 978-5-9922-2434-4

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ГЛАВА 1

1

Будильник зазвенел в половине девятого, когда за окном

уже рассвело.

Я утопил кнопку, перевернулся на другой бок и вновь за)

снул. Точнее — задремал.

Зачем будильник человеку, которому некуда спешить?

Проснуться — заснуть. Проснуться — заснуть. Поймать

тонкую грань между сном и явью, поплыть в мягком, теплом

облаке забытья, очнуться и встать в прекрасном расположе)

нии духа.

Так это обычно работает. Обычно, но не сегодня.

У соседей безостановочно, одна за другой играли песни

Высоцкого, но играли тихо, буквально на грани слышимости

и угадывались лишь интонации голоса. Невозможность разо)

брать слова раздражала.

Я потянулся, откинул одеяло и зябко поежился—за ночь в

комнате заметно похолодало. Натянув спортивные штаны и

фланелевую рубашку, я прошлепал босыми ступнями по ли)

нолеуму к окну, слегка отодвинул в сторону штору и выглянул

на улицу.

Во дворе — никого.

Труба отопления оказалась еле теплой; я выругался и ушел

в совмещенный санузел. Дверь оставил открытой—электри)

чество в дом еще не провели, да и не собирались, похоже. Не

тот район, не те люди.

Облегчившись в ведро с водой, я посмотрел в зеркало и за)

думчиво потер подбородок. Длинная щетина давно преврати)

лась в короткую бородку, но бриться не стал.

17

В таком виде меня даже знакомым признать сложно, а по

фотоснимкам — тем более.

Не то чтобы меня искали, но — вдруг?

Я не параноик, просто предусмотрительный. Да и бриться

ломает.

Пасты не было, вместо нее воспользовался китайским зуб)

ным порошком. Тот пенился так, что изо рта шли пузыри, но

особого отвращения давно уже не вызывал. Дело привычки.

Прополоскав рот, я сплюнул в ведро, вытер губы полотен)

цем и заглянул на кухню. Там налил из пластиковой пятилит)

ровки в пластиковый же стаканчик — здесь вообще все плас)

тиковое и временное — питьевой воды, в несколько глотков

влил ее в себя и распаковал шоколадный батончик. Отрезал

пару ломтиков в сантиметр толщиной каждый, остатки убрал

на полку.

Вполне себе завтрак.

Из комнаты донесся противный электронный писк; я вер)

нулся в спальню и взял с тумбочки чарофон, экран которого

уже начинал затухать.

Сообщение гласило: «93010».

Так себе шифр, но без знания контекста разгадать его не)

реально.

Первая часть числа обозначала время — девять тридцать,

вторая говорила о месте встречи, на этот раз меня ждали в

кафе «Весна».

Заднюю панель корпуса дешевого телефона, превращен)

ного местными умельцами в магическое средство связи, уда)

лось снять без всякого труда, просто подцепил ногтем. Вынув

плоский аккумулятор магической энергии, я кинул чарофон

в мусорное ведро, немного поколебался, достал обратно и

разбил хрупкие внутренности, прихлопнув телефон ударом

тяжелого ботинка.

Авот это уже — паранойя.

Вернув ботинок к двери, я собрал с пола обломки и теперь

уже с легким сердцем ссыпал остатки чарофона в мусорное

ведро. Потом вытащил из тумбочки пластиковый пакет с па)

рой десятков новых аппаратов, выбрал наугад один и вставил

в него аккумулятор.

Сколько там натикало? Без пяти девять? Нормально, успе)

ваю.

18

Включив телефон, я выставил правильное время и сунул

аппарат в карман рубахи. Взамен треников надел карго)шта)

ны, обулся и застегнул кофту. «Чешуя дракона» на цепочке с

крестиком скользнула под одежду неприятным холодком; я

поежился и задумался, что еще взять с собой на встречу.

Нож—это понятно, «крыса»—не оружие, просто инстру)

мент. Какой взять ствол, вот в чем вопрос!

Реплику кольта «коммандера» сорок пятого калибра от ки)

тайской «Норинко» или жезл «свинцовых ос»? Выбор на са)

мом деле вовсе не прост.

Укороченный пистолет с однорядным магазином на семь

патронов был плоским и компактным, на стволе имелась ре)

зьба для установки глушителя. Глушитель у меня был, да то)

лько жезл «свинцовых ос» при стрельбе особо не шумел без

всяких дополнительных насадок. При этом кольт сорок пято)

го калибра отличался весьма комфортной отдачей, зато чаро)

дейское оружие работало в полностью автоматическом режи)

ме и к тому же не требовало специального разрешения. По)

следнее обстоятельство в итоге и решило дело.

Я пошарил под кроватью и вытащил из проволочных

креплений жезл «свинцовых ос», формой напоминавший

старинный пистолет с удлиненной рукоятью, в котором и

располагалась банка со свинцовыми шарами.

Оружие пахло дешевым пластиком и производило впечат)

ление одноразовой поделки, да, по сути, таковой и являлось.

Мастера Братства наловчились пускать в переработку вто)

ричное сырье и за счет этого достаточно серьезно уронили

цены на свою продукцию. Только вот и качество упало при

этом ниже плинтуса. Но сертифицированный — и ладно.

Прошедшие сертификацию в Форте колдовские жезлы и

амулеты снабжались блокировкой, которая не позволяла ис)

пользовать их против обладателей служебных жетонов, и поэ)

тому продавались совершенно свободно. Специального раз)

решения на их ношение не требовалось.

С выбором верхней одежды никаких заминок не возник)

ло; я без всяких колебаний снял с прибитой к стене вешалки

черную кожаную куртку, оставив висеть там зимний полушу)

бок.

Все же май на дворе.

19

Но у нас и в мае не особо жарко, поэтому лысину прикрыл

лыжной шапочкой, да и тактические перчатки с пластиковы)

ми вставками на костяшках оставлять в карманах не стал. На)

тянул их тоже.

Поправив спрятанный под куртку жезл «свинцовых ос», я

приоткрыл дверь, выглянул в подъезд и лишь после этого

шагнул через порог. Запер квартиру на оба замка и сбежал по

лестнице на первый этаж, а там не отказал себе в удовольст)

вии несколько раз со всей силы приложить ботинком по гул)

кой двери обиталища местного истопника, дворника, сторо)

жа, слесаря и просто мастера на все руки — Михалыча.

— Кто там долбит?!—раздраженно рыкнули из квартиры,

и сразу послышался лязг засова.

— Михалыч, поимей совесть! Я за квартиру плачу, не за

холодильник!

— А! — высунулся в коридор пропитого вида мужичок. —

К вечеру закину угля. Экономия у нас.

— В задницу твою экономию! — ругнулся я и вышел на

крыльцо.

На улице оказалось достаточно прохладно; тенистый дво)

рик заполоняли рыхлые сугробы, грязные и залитые подмерз)

шими с ночи помоями. С крыши и карнизов свисали гроздья

хищных сосулек.

— Тоже экономия? — проворчал я, спустился с крыльца и

зашагал к выходу со двора.

Там внимательно осмотрелся, но никого подозрительного

не заметил. Вообще никого не заметил, если начистоту. Все

на работе давно, а для маргиналов район все же слишком до)

рогой, не трущобы.

Какое)то движение наблюдалось лишь через два дома на

Красном проспекте: время от времени по дороге проезжали

автомобили и телеги да на блошином рынке уже копошились

продавцы. Авот покупателей пока было немного. Слишком

рано.

Я вздохнул, развернулся спиной к проспекту и зашагал к

видневшейся вдалеке городской стене. За последние годы за)

брошенных домов в округе почти не осталось, но здания были

столь же замызганными и обшарпанными, как и прежде. Раз)

ве что местами перестелили пришедшие в полную негодность

20

кровли да отгородили дворы заборами. Ну и решеток на окнах

прибавилось — факт.

Снег почти везде стаял, сугробы таились только в глухих

закутках и у стен домов, но конца и края осенней распутице

не предвиделось. Из)под дорожной грязи проглядывала на)

ледь с глубокими промоинами ручьев, а в ямах растеклись

лужи, ехать через которые рисковал не всякий грузовик.Ивсе

это — подмороженное с ночи, скользкое и обманчивое.

Меня от падений уберегали рифленые подошвы высоких

ботинок и неспешный шаг, но и так несколько раз раскиды)

вал руки в стороны, дабы удержать равновесие, когда начина)

ли неожиданно разъезжаться ноги.

Плюхнуться в грязь—хорошего мало, да и расшибиться на

льду проще простого.

На краю пустыря с мрачной громадой штаб)квартиры

Лиги шумная ребятня запускала в ручье кораблики, а вот я

приближаться к бывшей женской колонии не стал и загодя

ушел на соседнюю улицу. Прошел мимо двухэтажного особ)

няка с вывеской «Торговый дом «Янус», повернул раз)другой

и очутился у нужной пятиэтажки.

За время моего отсутствия в Форте кафе расширилось и за)

няло соседнее помещение, поэтому вывеску с ржавыми бук)

вами «ПРО...УКТЬ...» демонтировали, и теперь на ее месте

красовался нарядный щит с затейливой надписью «Весна» и

лампами подсветки понизу. О старых добрых временах напо)

минала только стеклянная витрина во всю стену. Сейчас та)

ким никого особо не удивишь, а когда)то это было визитной

карточкой заведения.

У крыльца «Весны» сверкал свежей полировкой знакомый

фордовский внедорожник, других машин поблизости при)

парковано не было. Разве что к торцу дома со стороны дебар)

кадера пристроился работяга)«бычок», а дальше, уже у выезда

с соседнего двора стояла «Нива» — красная, с выкрашенной

черной краской правой передней дверцей. За машиной рас)

ходились явственно заметные в морозном воздухе клубы вы)

хлопных газов, но ничего необычного: это просто двигатель

прогревают, дело житейское.

Пожилой дядька в потрепанной куртке выкатил из)за угла

тележку с парой алюминиевых бидонов, и я мысленно сделал

21

себе пометку сходить за водой на колонку. Остававшегося в

пластиковой бутылке литра на утро могло и не хватить.

На всякий случай я расстегнул куртку и поправил сунутый

в нашитые на подкладку петли жезл «свинцовых ос», но мог

бы и не суетиться: через витрину мне помахал Шурик Ермо)

лов.

— Это фишка такая встречаться на всеобщем обозре)

нии? — проворчал я, пройдя в кафе, вместо приветствия.

— Падай!—махнул рукой Шурик и оторвался от изучения

меню, напечатанного на листе формата А3.—А что, так мод)

но сейчас?—заржал он в голос, стоило только стянуть с голо)

вы вязаную шапочку.

Я пригладил короткую бородку, которая в сочетании с лы)

синой смотрелась несколько вызывающе, и за словом в кар)

ман не полез:

— Ламберсексуал, епт!

— Лед, ты своим видом нормального ламберсексуала до

икоты напугаешь, — фыркнул глава погранслужбы и спро)

сил: — Есть хочешь?

— Еще спрашиваешь! — усмехнулся я и убрал куртку с

жезлом «свинцовых ос» на диванчик.

— Девушка! — окликнул тогда Ермолов официантку. —

Намдве пиццы с курицей, кофе и... Лед, ты что пить будешь?

— Черный чай.

— И черный чай!

— Пиццы средние или большие?

Ермолов рассмеялся и похлопал себя по обтянутому сви)

тером животику.

— Девушка, посмотрите на нас!Мыи сами люди большие,

и пиццы нужны большие!

Некоторые люди просто не меняются.

Я покачал головой и отвернулся к витрине. Улица отсюда

была как на ладони.

— Сидим будто в аквариуме, блин! — поморщился я.

— Зато незаметно никто не подкрадется!—парировал Ер)

молов и поинтересовался: — Как сам?

— Ничего, — пожал я плечами и окинул взглядом обста)

новку кафе. Высокие спинки диванчиков образовывали не)

кое подобие ниш, через распахнутую дверь был виден второй

22

зал, устроенный на месте заброшенного продуктового мага)

зина. — И давно тут пиццерия?

— Акак Патруль новую базу открыл, так и пришлось про)

филь менять. Патрульные теперь в собственной столовой

харчуются и со сторонними организациями подряды больше

не заключают. Во избежание коррупционных схем.

Я понимающе улыбнулся.

— Но, похоже, заведение процветает.

— Почему нет? Бизнес)ланч здесь вполне ничего себе.

— Но ты ведь не завтракать меня позвал? — решил я про)

яснить ситуацию. — Случилось что?

— Да как тебе сказать? — Шурик задумчиво хрустнул кос)

тяшками пальцев, перехватил мой пристальный взгляд и по)

спешно произнес: — Нет, о тебе никто не вспоминает даже.

Тот проект давно закрыт. Воевода с Домиником живут душа в

душу.

— Вот и хорошо,—улыбнулся я, хотя заявление приятеля

меня нисколько не успокоило.

Обычно Шурик назначал встречу, чтобы попросить об

услуге или подкинуть очередную подработку, но сегодня пе)

реходить к делу не торопился. Что)то его беспокоило.Ночто?

— Хорошо, да,—согласился со мной Ермолов и забараба)

нил пальцами по краю стола. — Только не очень.

— Аименно? — вздохнул я, заранее готовясь к неприят)

ным новостям.

— Не знаю точно, о чем договорился Доминик с Воеводой,

но, похоже, меня списали в расход.

— Разве? Тополев твой человек, а его поставили Патрулем

рулить.

— Фигня полная вышла! Стас там только бумажки подпи)

сывает, все решения через Мстислава проходят, а на серых

схемах Тема Гельман сидит. Нет, в Патруле ничего не светит.

Да еще мне двух новых замов навязали, к ним спиной повер)

нуться страшно, не то что в отпуск уйти. Я уж не говорю, что

по всем раскладам перегон машин Жилина должен был по)

гранслужбе отойти, а его какие)то мутные люди себе забрали.

Связи у них что надо...

Я без всякого сочувствия рассмеялся.

— Может, стоит просто аппетит поумерить?

23

— Это у меня аппетиты большие?!—охнул Шурик.—Лед,

ты думай, что говоришь! Я не для себя, я для пользы дела! Не

подмажешь — не поедешь! Парням сверх оклада накидывать

приходится, иначе разбегутся с этой собачьей работы.

— Да ты бессребреник прям. Все об отчизне думаешь.

— Иди в задницу, — обиделся Ермолов и поправил выпи)

равшую из)под свитера кобуру на поясе.—Я бы давно озоло)

титься мог. Не напрягаясь. Только позавчера две тонны алхи)

мических амулетов изъяли. Две тонны, Лед!Тыподумай толь)

ко, какие это бабки!Иведь какая)то зараза из наших обо всем

договорилась, бумаги у них чин чинарем были, комар носу не

подточит. Случайно груз перехватили уже на восточных воро)

тах. Представляешь?

— Две тонны? Серьезно.

Алхимические амулеты во многом были куда эффектив)

ней колдовских оберегов, но при работе они выбрасывали в

пространство значительное количество магической энергии,

поэтому в Форте их применение было запрещено. За город)

скими стенами — сколько угодно, внутри — нет.

— Узнаю, кто подписался груз пропустить, голову оторву.

— Откат мимо кассы?

— Нет, просто палево конкретное,—зло ответил Ермолов

и улыбнулся. — О, вот и пицца!

Пицца оказалась большой и на тонком поджаристом кор)

же. Я сложил кусок вдвое, откусил и одобрительно кивнул.

Действительно — здорово. Авот чай принесли самый деше)

вый, в бумажном пакетике. Ну да и фиг бы с ним.

— В общем, чувствую — роют под меня, Лед. Усиленно

роют, бумажку к бумажке подкладывают, — продолжил Шу)

рик, прожевав. — Чтобы все по закону.

— Может, с Мстиславом поговорить? — предложил я.

Мстислав был бессменным помощником главы «Несущих

свет» и, соответственно, вторым человеком в здешней рези)

дентуре конторы. Именно он в свое время приложил руку к

успешной карьере Ермолова, мог помочь и сейчас.

— Да говорил я,—скривился Шурик.—Мутно все как)то.

Чую, надо запасной аэродром готовить. В бизнес уходить.

Я только вздохнул, подозревая, что предложение приятеля

меня нисколько не воодушевит. И точно — тот своей идеей

натурально ошарашил.

24

— Есть предложение у Хозяина окна отжать, которые с на)

шей стороны границы находятся, — заявил Ермолов.

— Совсем долбанулся? — покрутил я пальцем у виска. —

Хозяин тебя с потрохами сожрет!

Но Шурик лишь набычился.

— С этой стороны границы, — упрямо произнес он. — На

территории Форта, понимаешь?

Я покачал головой. Некогда Хозяин пришел в Приграни)

чье из другого мира и превратил Северореченск в свое удель)

ное княжество, а Форт сделал первым рубежом обороны про)

тив исчадий Стужи. Сейчас его влияние было уже не столь си)

льно, и все же связываться с подобным существом я не соби)

рался ни за какие коврижки.

— Ты сам подумай!—пустился в уговоры Ермолов.—Там

от десяти до пятнадцати постоянных окон! Прикинь, какой

трафик они пропускают! И мы можем забрать их себе!

— АХозяин? Думаешь, он так это спустит?

— Граница на замке!—рассмеялся Шурик и принялся вы)

тирать руки салфеткой. — Не сунется он к нам. Я тебе точно

говорю — не сунется.

Но меня заверения приятеля нисколько не убедили.

— Лед!Тыи дальше собираешься подработками перебива)

ться? В контору ведь не вернешься, правильно?

— Не вернусь.

— Так, может, пора сорвать банк? Надежное дело, хоро)

ший доход. Стабильность.

— Ну да, — криво усмехнулся я. — Посадить дерево, по)

строить дом, вырастить сына. Ато у меня как)то все наоборот.

Деревья рубил, дома жег...

— Детей)то хоть не убивал? — пошутил Ермолов.

Я вспомнил малолетнего вампира, опасного, будто грему)

чая змея, и поморщился.

— Да как тебе сказать...

— Все, закрыли тему!—выставил перед собой руку Шурик

и отпил кофе. — В общем, треть трафика от этих окон нам с

тобой на двоих, что скажешь?

— Скажу: почему только треть?

— Потому что делиться надо. Иначе запросто куском пи)

рога подавиться можно. Так ты согласен?

25

Я опустил бумажный пакетик в чашку с кипятком, подер)

жал, вытащил, снова опустил.

— Излагай, — разрешил после недолгих раздумий.

Слишком уж заразительной оказалась уверенность прия)

теля в том, что перехватить контроль над окнами не составит

особого труда. Да и деньги на кону стояли немалые. Опять

же — стабильность. Пусть не дерево, дом и сын, но постоян)

ный доход дорогого стоит.

Шурик с явственным облегчением перевел дух, кинул

скомканную салфетку на пустое блюдо и сказал:

— В восемь в «Цапле» встретимся с представителем второ)

го пайщика. Он введет в курс дела. Есть определенные техни)

ческие сложности, но все решаемо.

— Какой ты загадочный однако.

— В восемь. В «Цапле».

— Буду, — сдался я.

Зря, наверное. Впрочем, отказаться никогда не поздно.

Шурик снял с вешалки короткую куртку с меховым подбо)

ем и вздохнул.

— На службу пора.

— Перетрудился, бедный, — усмехнулся я и в несколько

глотков влил в себя остывший чай.

Дрянь! Ненавижу бумажный привкус. Никто не чувствует,

а меня просто выворачивает, хоть не пей вовсе.

— Все, до вечера!—махнул мне Ермолов, но я его остано)

вил:

— Погоди! Запиши мой новый номер.

— Ты их каждую неделю меняешь, что ли? — фыркнул

Шурик.

— Конспирация!

Ермолов записал номер и отошел к барной стойке распла)

титься за пиццу, а потом двинул на улицу.

Я накинул куртку, поправил жезл «свинцовых ос», чтобы

он не топорщил полу, и вышел на крыльцо вслед за прияте)

лем. Встал там на верхней ступеньке, достал из кармана ша)

почку, привычно огляделся по сторонам и вдруг отметил тро)

нувшуюся с места «Ниву».

Так двигатель и прогревали все это время? Странно.

Но если это слежка, то имело бы смысл подождать, пока

Ермолов отъедет. Араз ждать не стали...

26

Я рванул полу куртки и крикнул:

— Саня, падай!

Выходцы из Патруля исполняют такие приказы на уровне

рефлексов. Всем в подкорку въелось, что промедление смер)

ти подобно. Шагавший к своему «форду» Шурик как подко)

шенный рухнул в раскисший на солнце снег, вжался в него,

распластался за бетонным бордюром. И сразу из проезжав)

шей мимо «Нивы» ударил автомат. Пули прошили окна вне)

дорожника, очередь ушла вниз, перечеркнула переднюю

дверцу, пробила колесо и разлетелась осколками наледи, но

Ермолова не зацепила, его прикрыл бордюр.

Взревел двигатель; «Нива» резко ускорилась и, оставляя за

собой черные клубы выхлопа, понеслась прочь. Я выдернул

из петель жезл «свинцовых ос», перехватил его двумя руками

и утопил гашетку. Оружие задергалось и запрыгало, свинцо)

вые шарики большей частью прошли выше машины, но один

или два прошили заднее окно, и тотчас в салоне хлопнуло,

сыпанули на дорогу осколки стекла.

Даже не вильнув, «Нива» проскочила дом и под визг по)

крышек свернула на перекрестке. Рычание двигателя быстро

удалялось, и стало ясно, что водителя зацепить не удалось. Да

и стрелок, скорее всего, не ранен — взрыв угодившего в за)

щитное поле амулета свинцового шарика мог разве что оглу)

шить.

Шурик Ермолов поднялся земли и с пистолетом в руке

присел за изрешеченный автомобиль, осмотрелся оттуда и

уже без особой опаски выпрямился.

— Что за нафиг?—Выглядел здоровяк скорее удивленным

и сбитым с толку, нежели напуганным.

— Привет от Хозяина?—предположил я, спускаясь с кры)

льца.

— Ерунда! — отмахнулся Ермолов, пошарил в снегу перед

бордюром и продемонстрировал смятую пулю, блестевшую

на солнце каплей расплавленного золота. — Вот ведь...

Я невольно поежился. Отвести спецпули «Чешуя дракона»

не могла.Иникакой другой колдовской амулет бы не мог. То)

лько алхимический «Ангел)хранитель», а они в Форте под за)

претом. Полоснули бы сейчас по мне очередью—и привет...

27

— Это не Хозяин и не Воевода, — решил Ермолов, кинул

пулю на капот изуродованного автомобиля и достал чаро)

фон. — Это какой)то голимый беспредел...

— Удачно во всем разобраться, — пожелал я, протер жезл

«свинцовых ос» и зашвырнул его через дорогу в самую сере) 

дину мутной лужи. — Меня здесь не было.

Я уже зашагал прочь, когда Шурик встрепенулся и крик)

нул:

— На вечер все в силе!

— Хрен с тобой, золотая рыбка... — отозвался я и свернул

за угол.__

  • Комментарии
Загрузка комментариев...