Он смотрел, как меняются цифры на электронном табло лифта и старался ни о чем не думать.
Пять.
А о чем думать? Все давным-давно передумано.
Семь.
Все давным-давно передумано, и все решено.
Девять.
Все решено и назад дороги нет. Вот и хорошо. Вот и правильно.
Двенадцать.
Только бы никто не остановил лифт по дороге. Не хочу никого видеть. Не должны, поздно уже все-таки. Начало второго ночи. Час семь минут, если быть точным.
Шестнадцать.
Я старался быть точным. Я старался быть энергичным и деловитым. Видит Бог, я всегда хотел быть хорошим и честным. Я всегда хотел любить и быть любимым. Я никогда не отлынивал от любой работы. И что?
Двадцать один.
И ничего. Все без толку. Как в мусорную корзину. Все эти годы, все эти долгие годы, что я себя помню. Мне никогда не везло. Ни в чем. Ни разу. Это несправедливо, и я намерен покончить с этой несправедливостью. Хватит. Раз и навсегда.
Тридцать.
Ди-инь! Прозвучал невидимый колокольчик, и лифт остановился. Двери разошлись, Кирилл отлип от стенки и шагнул на площадку.
Ключ от технического этажа он еще четыре дня назад приобрел у слесаря из ЖЭКа за две бутылки хорошей водки и за это время дважды побывал на крыше дома, разведывая дорогу и выбирая правильное место. Впрочем, подходило место любое. Тридцать этажей плюс технический и подвал. Практически сотня метров. Такая высота – гарантия успеха. Да, наконец-то я сумею сделать хоть что-то, обреченное на успех, невесело улыбнулся он про себя, отпирая невзрачную дверь, ведущую на технический этаж.
Его дом был самым высоким во всем микрорайоне, сам же микрорайон располагался на возвышенности, и с крыши открывался замечательный вид почти на весь город. Россыпь огней. Теплый летний ветерок. Луна. К черту.
Кирилл подошел к краю и забрался на парапет. Вот и все. Теперь нужно только сделать один малюсенький шаг, и все проблемы сразу будут решены. И никогда больше не возникнут. Ну…
- В такую ночь прыгать с крыши? – спросили за его спиной. – В такую ночь девушек надо на крышу водить. На луну любоваться. Ну и вообще всякое-разное. А прыгать? Нет, это очень неудачная идея. Кстати, учтите, молодой человек, что я стою к вам практически вплотную, а реакция у меня по-прежнему хорошая. И силенка еще осталась. То есть, схватить вас я успею в любом случае. Поэтому слезайте-ка и поговорим.
Кирилл поднял голову к небу и рассмеялся коротким лающим смехом. Нет, ну как это называется?! Даже такое, казалось бы простейшее дело, ему не дают довести до конца! Может, все-таки прыгнуть? Нет. Все настроение испорчено. И решимость пропала. Вместо нее – бессильная злость и горькое разочарование. Два чувства, не покидающие его сердце в последние годы больше чем на два-три дня. Чувства, к которым он так и не сумел притерпеться. Да и кто бы сумел на его месте?
Кирилл присел, соскочил с парапета и обернулся.
Перед ним, хорошо различимый в свете полной луны, стоял человек, более всего своим видом напоминающий бомжа.
Был он одет в длинный бесформенный плащ поверх свитера на голое тело и рваные замусоленные джинсы. На ногах – домашние тапочки. В правой руке – пакет, на носу – очки. Небрит, седые космы стянуты на макушке в пучок. Вот только пахло от этого бомжа как-то странно. Лесом от него пахло. Свежей травой и даже, вроде бы, ягодами. Ежевикой и малиной. Впрочем, отчего бы бомжу не воспользоваться при случае хорошим дезодорантом?
- Меня Севой зовут, - представился невольный спаситель и улыбнулся. Зубы у Севы оказались на удивление белые и крепкие. – Я здесь живу с некоторого времени. А ты кто?
- Здесь – это где? – вместо ответа хмуро осведомился Кирилл. – На крыше? Карлсон, блин…

Когда Сева достал из пакета вторую бутылку портвейна, Кирилла прорвало. Торопясь и захлебываясь словами, он рассказал своему новому знакомому о всех своих бедах и несчастьях.
- У меня ничего не получается. Понимаешь, Сева? Совсем ничего. Я имею в виду ничего путного и достойного. Мелкая никчемная жизнь. И сплошное невезение. Я так и не окончил институт, потому что за день до защиты к нам в квартиру забрались воры и вместе со всем остальным зачем-то похитили мою дипломную работу. Чертежи на бумаге! Конечно, можно было сделать новую попытку, но изменились обстоятельства и стало не до этого. В армию меня не взяли по здоровью. По этой же причине я никогда не занимался спортом, хотя всегда хотел быть сильным и быстрым. Но стоило мне только начать, как я тут же попадал в больницу с каким-нибудь очередным осложнением. У меня нет друзей. Мои сверстники любят богатых и удачливых. В крайнем случае, веселых и компанейских. Или талантливых. Но у меня ничего не получается. Я угрюм и в компаниях чувствую себя не в своей тарелке. А про богатство и удачливость и говорить нечего. Отца своего я не знаю, - он исчез еще до моего появления на свет. Мама работает обычным врачом-терапевтом в районной поликлинике, и какая у нее зарплата я даже говорить не хочу. Мне двадцать пять лет, и я до сих пор не смог обнаружить у себя ни единого таланта. Все, за что я ни брался, заканчивалось полным крахом и провалом. Я пробовал заниматься бизнесом и только терял деньги. Я устраивался на работу, и начальство от меня вежливо избавлялось уже через несколько месяцев, - их не устраивали мои способности, мой характер и то, что я часто болею. Единственная моя девушка год назад ушла от меня к другому. И правильно сделала – зачем ей такой? Я боролся, не думай. Я честно пытался изменить себя и обстоятельства. Но все бесполезно. Против судьбы не попрешь. Я законченный неудачник и с этим фактом надо смириться. И когда я это окончательно понял, я решил… Ну, в общем ты в курсе, что я решил.
Кирилл замолчал и залпом осушил пластиковый стаканчик с портвейном. Посидел, застыв, несколько секунд, затем вскочил и, согнувшись, отбежал в сторону. Его вырвало.
- Вот видишь, - виновато сказал он, возвращаясь на место и утирая рот носовым платком. – Я даже пить не могу. Стоит хоть чуть-чуть перебрать, как меня начинает выворачивать. Даже алкоголиком стать не получается. Говорят, им легче.
- Нет, - покачал головой Сева. – Не легче. Это заблуждение, – он закурил «Беломор» и задумчиво посмотрел на луну. – Значит, не везет?
- Не везет, - подтвердил Кирилл. – Ни в чем и никогда.
- А как же эта ночь? Смотри, если бы я не решил выпить на крыше, ты бы сейчас уже валялся внизу бесчувственным трупом. А так – жив. Разве жизнь сама по себе – это не прекрасно? Смотри, какая луна! Лето опять же. Портвейн. Пусть случайный, но все-таки внимательный собеседник, то есть я. А?
- Ну и что? – возразил Кирилл. – Думаешь, ты первый такой в моей жизни? Я и к психологу ходил. И, между прочим, к хорошему психологу. На день-два становилось, вроде, полегче. А потом опять… - он безнадежно махнул рукой, потянулся к пачке «Беломора», вытянул папиросу, неумело смял мундштук, прикурил и тут же закашлялся.
- Вот в этом ты ошибаешься, - сообщил Сева, когда Кирилл отдышался и погасил папиросу.
- В чем?
- В том, что я не первый в твоей жизни. Я как раз первый и есть. Первый и единственный.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Только то, что с сегодняшней ночи твоя жизнь резко изменится. Если, конечно, у тебя хватит решимости сделать то, что я скажу.
- Добрые волшебники бывают только в сказках, - вздохнул Кирилл. – Впрочем, и злые тоже.
- И здесь ты ошибаешься, - Сева не отводил от Кирилла строгого и даже, как тому показалось, какого-то торжественного взгляда. – Смотри сюда.
Он сунул руку в карман плаща и протянул Кириллу ладонь, на которой покоился стеклянный, величиной с яблоко, шар.
- Внутрь смотри, – голос Севы приобрел властность и непререкаемость. - Внутрь шара. И рассказывай мне, что ты видишь.
Невольно подчиняясь, Кирилл наклонился и всмотрелся в прозрачную глубину шара, где причудливо сплетались тени и свет…
На вершине холма рос одинокий кедр. Был он высок и могуч и буквально царил над окружающей его внизу и тянущейся до самого горизонта тайгой. Казалось, он вырос здесь специально, чтобы всем – и людям, и зверям, и птицам, и прочим деревьям было ясно – он здесь главный и единственный. Спокойным могуществом и каким- то неземным величием веяло от этого дерева, и Кирилл сразу понял, что ему обязательно, во что бы то ни стало нужно до него дойти, увидеть наяву, прижаться к теплому шершавому стволу, посидеть на вершине холма в его прохладной уютной тени, подобрать или сорвать на память кедровую шишку…
- Что это было? – Кирилл тряхнул головой и недоуменно огляделся.
На расстеленной газетке по-прежнему стояла початая бутылка портвейна, лежало несколько яблок на закуску и пачка «Беломора». Напротив невозмутимо дымил папиросой его странный ночной собеседник.
- Ты видел свою цель, - пояснил Сева. – Которая одновременно является и твоим спасением. Дело за малым. Теперь тебе нужно просто найти этот кедр и сделать то, что тебе захотелось сделать. Обнять ствол, посидеть на холме, взять на память кедровую шишку.
- И… что будет?
- Все будет. Все сразу будет по-другому. И здоровье, и успех с удачей, и друзья, и работа, и девушки. Можешь мне поверить. Я знаю.
- Погоди, - Кирилл все еще не мог окончательно прийти в себя. Что это за шар? И что это за кедр? Где мне его искать?
- Слишком много вопросов, - ухмыльнулся Сева. – Вопросов, на которые я не могу тебе дать ответ. Ты видел кедр? Видел. Тебе очень захотелось его найти? Очень. Ты поверил? Надеюсь, поверил. Вот и ищи. Где у нас кедры растут?
- Сибирь большая, - пробормотал Кирилл. – А ведь еще и Дальний Восток есть.
- Сибирь большая, - подтвердил Сева и поднялся на ноги. – Но жизнь длинная. А ты еще молодой. Найдешь, если желание по дороге не растеряешь. Место приметное, и ты его сразу узнаешь, когда увидишь. А язык, как известно, до Киева доведет. Ладно, мне пора. Счастливо. Бутылку я, извини, с собой заберу. Тебе без надобности, а мне еще «ночной колпак» принять как раз хватит.
Он сноровисто прибрал в пакет остатки нехитрого пиршества, пожал ошеломленному Кириллу руку и, не оглядываясь, удалился в сторону выхода с крыши.
- До свидания, - растерянно пробормотал ему вслед Кирилл, и обхватив руками голову, надолго задумался.


Поздним сентябрьским утром, через четыре года после описываемых событий, к подъезду тридцатиэтажного дома, расположенного в Южном микрорайоне, подошел молодой человек с дорожной сумкой через плечо. Был он, строен и широкоплеч, а его зеленоватые глаза на обветренном загорелом лице смотрели на мир с веселой уверенностью.
- Здравствуйте, бабушки! – поздоровался он с двумя сидящими на лавочке у подъезда старушками. – Как тут у нас дела, все ли в порядке?
- Кирилл! – ахнула одна из них, вглядываясь. – Это ты? Вернулся!
- Я, Марь Сергеевна, я, - засмеялся молодой человек и ловко присел рядом, сбрасывая с плеча сумку. – Да, вернулся, как видите. Хочу все-таки диплом защитить. В наше время без высшего образования никуда.
- Изменился-то как! – радостно запричитала Марья Сергеевна. – Возмужал, похорошел. Ну просто не узнать тебя! Где был-то? Что делал?
- Ох, Марья Сергеевна, и не спрашивайте, - Кирилл достал из кармана дорогой модной куртки сигареты, закурил. – Проще сказать, где я не был. Всю Сибирь почти объездил, еще и Дальний Восток прихватил. Нефть добывал, омуля ловил на Байкале, лес в Хабаровском крае валил, золото с геологами искал. Семь месяцев в буддийском монастыре прожил под Улан-Удэ. В общем, всего сразу и не расскажешь.
- Молодец, - похвалила старушка. – Когда ж еще мир смотреть, как не в молодости. А теперь, значит, вернуться решил? Остепениться?
- Ну, насчет остепениться не знаю пока, - засмеялся Кирилл, - А вот вернуться на время – это точно. Я ведь инженер, все-таки. Защищу диплом, займусь настоящим делом. Мне в Москве один человек хорошее место обещал. В новом КБ. Космосом хочу заниматься.
- Ну, дай Бог, дай Бог, дело хорошее.
- А скажите, Марья Сергеевна, - спросил Кирилл. – У нас тут четыре года назад, незадолго перед тем, как я уехал, новый сосед появился. Севой его звали. Седой такой. Волосы сзади собирал в хвостик под резинку. В очках. На бомжа чем-то похож. Но на такого, я бы сказал, интеллигентного бомжа.
- Знаю, знаю, - закивала старушка. – Хороший был человек. Хоть и со странностями. Рассказывал, что в цирке когда-то работал. Фокусником. Детвора его наша очень любила. Он им все фокусы показывал здесь во дворе.
- Что значит – был? Он переехал?
- Умер. Умер он, Кирюша. Вот как ты уехал, через два года он и умер.
- Та-ак, - протянул Кирилл и медленно загасил сигарету. – Жалко. Значит теперь и спасибо некому сказать… А где его похоронили, не знаете?
- Нет, не знаем, Кирюша. Его товарищи хоронили. Из цирка. Ты сходи туда, поспрашивай, может там и знают, где могила.
- Спасибо, Марья Сергеевна, - Кирилл подхватил сумку и поднялся. – Пойду я домой. Маму надо повидать – соскучился. И вообще. Увидимся еще. Счастливо.
- Кто это? – спросила Марью Сергеевну, молчавшая весь разговор вторая старушка, когда за Кириллом захлопнулась дверь подъезда.
- Кирилл Одинцов. Из двадцать четвертой квартиры. Ты его не можешь помнить, - он четыре года назад уехал, когда ты еще здесь не жила. Такой был заморыш бледный и несчастный – смотреть больно. А теперь… Сразу видно – настоящий мужчина. Сильный, красивый. То-то, Катька-врачиха, матушка его, порадуется теперь.
- А чего это он про Севу-фокусника спрашивал? Дружили они, что ли?
- Да кто ж его знает! Не замечала. Может, помог ему Сева чем, он ведь добрый был Сева-то, отзывчивый. Эх, все помрем, что там говорить. У меня, ты знаешь, желудок последнее время, как острого чего съем…
И подружки с увлечением принялись обсуждать свои старческие недуги и методы борьбы с ними.

В живых они остались буквально чудом.
Когда потерявший управление марсоход кувырком полетел вниз с горы, Кирилл сразу понял, что сделать уже ничего нельзя и только крепче вцепился в подлокотники кресла и крикнул Сашке: «Держись!». Конечно, сила тяжести на Марсе гораздо меньше, чем на Земле, но, учитывая вес самой машины, скафандров и снаряжения, а также то, что масса тела остается неизменной даже в невесомости… В общем, все шансы были за то, что до подножия живыми они докувыркаться никак не могли.
Однако докувыркались. Живыми и даже не покалеченными. Правда, от самого марсохода до низа долетела только рама и оба их кресла вместе с ними самими, а все остальное - колеса, детали кузова и двигателя, приборы и остатки снаряжения были равномерно разбросаны по склону горы на всем пути их нелепого и страшного падения.
- Классическая ситуация из старого фантастического романа, - прокомментировал Сашка, когда они немного пришли в себя и оценили размер катастрофы. – Разбитый вездеход. Двадцать четыре километра до посадочного модуля и кислорода в баллонах ровно на пять с половиной часов. Сломанная рация. А местность, заметим, пересеченная. И вообще – марсианская. Эй, Кирилл, ты что там ищешь? Брось, нам здесь уже ничего не надо. Давай, пошли. Если поторопимся, есть шанс добраться. Опять же, если Сэм выйдет нам навстречу с парочкой запасных баллонов… Но нам надо еще попасть в зону приема раций наших скафандров. А это больше десяти километров топать. Кирилл, ты слышишь?
- Погоди, - откликнулся Кирилл, не прекращая поисков.– Я должен ее найти, понимаешь? Она уже восемнадцать лет со мной. Всегда. Черт, она была в боковом кармане, а карман совершенно непонятно каким образом расстегнулся. Может, выше по склону? Завалилась там за камень, например. Сейчас, подожди минутку, я просто обязан ее найти, потому что без нее мы не всё равно не дойдем. Я, во всяком случае, точно не дойду. Можешь даже не сомневаться.
- Без чего мы не дойдем? – Сашка присел на плоский камень и постарался придать своему голосу спокойный и даже ласковый тон. – Без чего мы не дойдем, Кирюша? Ты скажи, я тоже поищу. Вдвоем-то легче искать. А?
- Погоди, сейчас… не может такого быть, чтобы она потерялась. Она всегда приносила мне удачу и просто не могла в такой момент… Вот она!!
Кирилл упал на колени и подобрал что-то с жесткой поверхности марсианской земли.
- Нашлась! – радостно засмеялся он. – Я знал! Все, Саня, теперь мы точно дойдем.
- Да что там такое?! – Сашка встал и подошел к товарищу. – Покажи хоть, интересно же.
- Смотри, - сказал Кирилл. – Мне не жалко.
И он протянул ему ладонь, на которой лежала, закатанная в прозрачный пластик, маленькая кедровая шишка.

© Евтушенко А.А., текст, 2018
  • Комментарии
Загрузка комментариев...