Как я искала работу, и что я нашла!

788
9 минут
В один прекрасный день у меня закончились деньги. Так часто бывает, когда работаешь по заказам, а на дворе лето. Все такие довольные, загоревшие, разморившиеся от теплой погоды... А тут какая-то тетка с выпученными глазами и потекшим макияжем бегает и требует денег или хотя бы еды. Естественно – клиенты покрутили пальцем у виска и полетели отдыхать на море, а я, тяжело вздохнув, отправилась на первый попавшийся сайт – искать вакансию.

Перелистывая вакансии я наткнулась на интересную позицию. Не особо представляя – чем именно будет заниматься человек на данной работе, я все же решила оправить им свои данные. Каково же было моё удивление, когда на следующий день мне позвонили и предложили прийти к ним на собеседование!
В этот момент ко мне стал возвращаться позитивный настрой, и я уже представляла себе – как буду в милой и спокойной обстановке работать в большой и хорошей компании. В этом настрое я пробыла до начала собеседования.

Собеседование прошло на удивление быстро. Симпатичная девушка не выказывая особого интереса спросила меня о моих жизненных принципах. После чего – она зевнула и оценивающе оглядела мою фигуру. Зацепившись взглядом за небольшой стилизованный крестик висящий на шее, скривилась и пообещала фрукты по четвергам совмещенные с полным отсутствием карьерного роста. Затем она открыла дверь в небольшую комнату. Впрочем, небольшую – это мягко сказано. Кабинка туалета по сравнению с этой комнатой – хоромы. В комнате стоял маленький столик с компьютером и витал запах пота. Окна не было. Вентиляции тоже.

– Вот тут вы пройдете наш тест, – сказала девушка и объяснила мне, что я должна сделать в открытой на компьютере программе.
– У вас есть сорок минут! – добавила она и, хищно улыбнувшись, удалилась. Дверь за ее спиной неприятно защелкнулась.

«Вот так и попадают в рабство», – подумалось мне.
Лампочка, заменяющая люстру, мигнула и стала еще более тусклой. Моя клаустрофобия, о которой я даже не догадывалась, заставила меня поторапливаться. Тест я, естественно, прошла.

Потом, в компании с такими-же кандидатами, я прошла еще и обучение. Оно состояло в кивании и поддакивании странному, заросшему мужику. Тот что-то говорил, шутил, махал руками и под конец плюнул на нас – дал самостоятельное задание, и ушел из комнаты минут на сорок. Уже при выходе из офиса охранница попросила меня не надевать крестики, так как они пищат на металлодетекторе и отрывают ее по чем зря. Я пообещала, что впредь буду осторожнее с выбором аксессуаров.

Долгожданный первый рабочий день наступил неожиданно быстро. Меня посадили между двумя совершенно больными парнями. Один из которых немного напоминал тролля.
Начальница открыла в моем компьютере программ десять и весело щебеча все мне объяснила. Ну это она была уверенна, что все объяснила. На самом деле, под конец ее объяснений перемежавшихся шутками-прибаутками – в голове у меня была такая каша, что скорее трое психоаналитиков сами сошли бы с ума, чем разложили бы все это по полочкам. Единственное, что я поняла совершенно точно, так это то, что под конец дня я наверняка подхвачу какую-нибудь заразу. Оба моих соседа синхронно чихнули и высморкались, подтверждая мои опасения.

– Если что-то не поймешь, то спрашивай своих новых коллег! – доброжелательно улыбнулась мне начальница. И указав на тролля, добавила: – Особенно его, он у нас уже очень давно работает!

Тролль нахмурился и недовольно вытер нос, показывая свою готовность помогать.

Я заверила всех окружающих, что обязательно справлюсь сама. И попыталась вникнуть в рабочий процесс... Компьютер кряхтел, потел и наверняка матерился бы, если бы только ему дали такую возможность. Бедолага тянул все десять программ, в которых, по идее какого-то садиста, я должна была работать. Одновременно. Все десять – зависали раз в пять минут и крашались (переставали работать) раз в час. Естественно, чтобы не оказаться у «разбитого корыта» – следовало чаще сохранять свою работу, вот только каждое сохранение сопровождали пятиминутные раздумья компьютера.

Единственное, что работало исправно был корпоративный чат, в котором цвел и пах флуд – бессмысленный и туповатый. От нас требовалось проверять каждое сообщение, так как это могли быть наши начальники. Да, у нас было сразу несколько начальников – без четкой иерархической структуры, что не мешало им одновременно давать совершенно разные поручения и ожидать сиюминутного исполнения. Вся эта картина дополнялась неработающей исправно системой вентиляции и невозможностью открыть окна. Атмосфера, разогретая компьютерами, веселым матом и криками призывающими к тишине, была рабочая. Народ шустро исполнял поручения начальства. А самые непробиваемые идиоты еще и ухитрялись проявить инициативу.

– А давайте мы будем еще рапорты писать, в конце каждого часа! Чтобы начальство точно знало, как продвигается работа, – высказал идею один из подобных «инициаторов».
– Точно! А то ведь иногда только под конец дня мы узнаем, что опаздываем с работой! Лучше уж быть постоянно в курсе дела, чтобы более продуктивно распланировать рабочий день, – поддержал идею его товарищ с дикой шевелюрой из под которой торчали... рога?
«Да нет, показалось», – я протерла уставшие от монитора глаза и, кивнув своим коллегам, вышла на обед.

Оказавшись на свежем воздухе, я даже не поверила своим ощущениям – такая легкость и радость охватила все моё существо. Солнце! Свежий ветерок! Такие простые радости жизни, которые я до этого не замечала. Дойдя до соседнего офиса, в котором по слухам была хорошая столовая, я в удивлении остановилась. Он был окружен кривой искусственно сделанной рекой, перемежающейся фонтанами. Чтобы попасть внутрь нужно было эту реку перейти через небольшой мостик. Неуверенно пройдя по мостику я дошла до дверей, которые распахнулись уловив моё приближение.

В этом офисе царила столь благословенная прохлада и витал такой приятный аромат, что меня посетила мелочная мысль – так здесь и остаться. Но вспомнив зачем я сюда пришла, я нашла двери ведущие в столовую.

Две добродушные женщины средних лет раздавали еду. Увидев меня, одна из них улыбнулась. – Давно у нас работаешь? Я тебя раньше не видела.

Сообщив, что работаю я недавно и не у них, а у их соседей, я отметила изменение в выражении лица спросившей меня женщины. Улыбаться она не перестала, но вот взгляд ее пропитался непередаваемым сочувствием. Почувствовав себя неловко, я кивнула, взяла тарелку с едой и проследовала за стол. Вслед мне донеслось приглушенное «Бедолага».

Возвращаться в офис не хотелось совершенно, но нас отслеживали по чиповой системе, поэтому затянуть обед можно было лишь за собственный счет.
Пройдя обратно в душное помещение, я кивнула сидевшей охраннице, та улыбнулась в ответ. «Мне показалось или у нее действительно резцы как-то выделяются? Наверное... показалось».

К середине рабочего дня подтянулся один из ребят, что проходили обучение вместе со мной. Впрочем, его выдержка оказалось слабой. Окинув зал внимательным взглядом, он в течение минуты смотрел на свой медленно сдающий позиции компьютер, затем встал и ушел, так и не попытавшись начать работать. «Нервы, должно быть», – подумала я.

Парень похожий на тролля ухмыльнулся. В этом освещении его кожа действительно была зеленоватой. – Да, у нас многие сразу уходят, зато если уж задерживаются, то надолго!

Я кивнула, принимая в расчет эту информацию. «Интересно, а я уже задержалась или еще нет?»

– Слушай, мне только кажется или у нас что-то горит? – спросила я своего соседа, воспользовавшись минутой его снисхождения.

Тролль насмешливо взглянул на меня, фыркнул, высморкался и потянул носом воздух. – Нет. Тут всегда так пахнет, – выдал он свой вердикт.

Стараясь не замечать легкого запаха серы, я продолжила работу.

Под конец восьмичасового рабочего дня ко мне, строя глазки и елейно улыбаясь, подкатила начальница с предложением поработать еще два часа. Пришлось согласиться, я уже чувствовала себя частью коллектива.

На улице был красивейший закат, ну или соседнее здание горело. В щели жалюзи было видно лишь ярко-красный цвет, а закрытые окна не давали определиться с вердиктом. Неожиданно компьютер мигнул, пронзительно заскрипел и вырубился. Я с ужасом смотрела на черный экран. Ведь вот уже десять минут я не сохраняла свою работу. А значит... Оглядев зал, я поняла, что подобная участь постигла всех оставшихся дольше положенного времени.

– Вновь электричество отрубили! – с неожиданным энтузиазмом проговорил тролль. – Я пойду, перекурю.

Между рядами пробегала щебечущая начальница, ее юбка собиралась в необычные складки, как будто у нее была третья нога, ну или хвост... Мотнув головой, я решила, что мне тоже пора сделать перерыв и пошла заварить себе чай.

Вернувшись на рабочее место, я отметила, что электричество восстановлено, а мой компьютер пережил данное обстоятельство и теперь вновь готов ринуться в бой.
За час перед концом уже десятичасового рабочего дня начальница, повесив телефонную трубку, неожиданно очень громко выразила свое недовольство. Оказалось, что нам нужно в срочном порядке отменить все проделанные за день изменения. Мануально, так как автоматически, почему-то нельзя.
Впрочем, я уже догадывалась почему. Красные огоньки на моем мониторе и высокомерный тролль мне об этом намекали с самого начала. Присмотревшись к эмблеме компании, что была прикреплена к моему компьютеру, я отметила, что она здорово напоминает костер. То же сочетание желтого, рыжего и красного...
Изнуряющая жара, плохое освещение, стоны страждущих, нервный смех, сизифов труд и всеобщая обреченность поддерживаемая уверенностью, что только так и нужно. Постепенно вся мозаика сложилась в картину. Весьма неприглядную.

Все больше убеждаясь в своих догадках, я собрала свои вещи и вежливо попрощалась. По дороге домой я зашла в местную церковь и искренне помолилась, прося прощения за все свои грехи.

Мне снилась какая-то нечисть, устраивающая шабаш вокруг моего рабочего места. Особенно запомнилась хвостатая демоница, весело хохочущая и разудально танцующая с каким-то ведьмаком. Что-то было знакомое в ее облике, но я так и не уловила – что именно.

Проснувшись в три часа ночи в холодном поту, я достала из тумбочки небольшую иконку. «Предубеждения, не предубеждения – пусть стоит. Хуже – то точно не будет», - решила я.
Оставшаяся часть ночи прошла спокойно.

На следующий день – с самого раннего утра мне пришло уведомление о том, что я уволена. В качестве причины было обозначено лаконичное «К сожалению, вы нам больше не подходите». Я выдохнула и закрыла мейл. Новость была грустная, но отчего-то так полегчало на сердце, что захотелось рассмеяться.

Чуть позже позвонили заказчики с Мальдив. Им пришли новые материалы, в связи с чем – вновь понадобились мои услуги. Я решила, что «все к лучшему», и с удовольствием закрыла графу «ищу работу» в социальных сетях.

© Ига Вороньская, текст, 2018

  • Комментарии
Загрузка комментариев...