Кислородная планета — штука в обозримой Вселенной редкая. Когда анализатор бесстрастным голосом доложил: «Кислорода — двадцать пять процентов, азота — семьдесят три, инертных газов — два процента», команда «Пахаря» переглянулась с радостным изумлением.
Устаревший, но недавно модернизированный грузовик класса «С» «Пахарь» занесло в этот малоисследованный сектор Галактики случайно. Всему виной, как утверждал Штурман, был новый бортовой компьютер, который наряду с гипердвигателем последней конструкции, а также иными приборами был установлен при капремонте.
Однако нет худа без добра, и теперь экипаж с удовольствием разглядывал бело-голубую нежную жемчужину Незабудки — этим именем решили окрестить планету, которая кокетливо сияла им с обзорного экрана.
— Красивая планета, — умиленно вздохнул Доктор, беря с подноса свой стакан с коктейлем «Милый Джон» (коктейль по такому случаю приготовил и принес корабельный робот Умник).
— Да, — сказал Механик. Он уже отхлебнул половину стакана и теперь курил, щурясь на обзорный экран. — Только вот интересно, как там насчет разумной жизни?
— А также жизни вообще, — вставил Оружейник.
— Перейдем на низкую орбиту — узнаем, — сказал Капитан. — Сегодня, пожалуй, поздновато, а вот завтра начнем.
Утро началось с проверки. Мало ли что могли выдать приборы накануне? Однако проверка подтвердила — планета Незабудка обладает кислородной атмосферой.
Переход на низкую орбиту осуществился обычным путем, и автоматические исследовательские зонды ринулись к поверхности Незабудки.
Прошло шесть часов. Четыре из пяти зондов благополучно вернулись на борт.
Еще через час анализатор был готов доложить результаты. Команда «Пахаря» дожидалась в рубке. Все эти семь часов они вели визуальное наблюдение за поверхностью планеты, прерываясь лишь на обед.
— Разумной жизни не обнаружено. Слишком опасных животных и растений тоже, — если бы анализатору пришлось сообщить о конце света, его голос вряд ли бы дрогнул.
— Чего и следовало ожидать, — пробурчал Штурман. — Молода еще.
— Кто? — спросил Механик.
— Вернее, что? — добавил Доктор.
— Планета, естественно, — поморщился Штурман.
— Сведений недостаточно, — отрезал Капитан. — Но в любом случае мы имеем полное право на посадку. Инструкция Комиссии по Контактам нам теперь не указ. Вернее, наоборот.
— Почему? — наивно осведомился Оружейник.
— При отсутствии видимых признаков жизни кораблю, обнаружившему планету, разрешается произвести посадку, — наизусть процитировал Умник.
— По местам! — скомандовал Капитан. — Садимся.
Они сели так, чтобы встретить рассвет.
Любой рассвет на любой планете непредсказуем, и стоит потратить горючее, чтобы его встретить. На Веронике, скажем, — восьмой от Фомальгаута планете, филетово-красные сполохи восхода обычно повергали наблюдателей в глубокую депрессию. Но здесь рассвет настолько напоминал земной, что даже саркастически настроенный Умник не нашел что сказать, когда экипаж благоговейно замер у экрана.
Кто-нибудь когда-нибудь непосредственно ощущал вращение Земли? Его, это вращение, можно почувствовать, если проснуться ранним утром в степи и стать лицом к востоку. Ровная степь как бы предлагает по ней пробежаться, и ты чувствуешь, что не солнце встает над горизонтом, а Земля несется навстречу светилу, и оно, нехотя подчиняясь круглобокости своей планеты, выбирается из-за окоема. Цвет неба при этом напоминает зеленое яблоко и синие глаза любимой одновременно. При соответствующем атмосферном давлении, конечно.
Давление соответствовало.
Команда «Пахаря» любовалась восходом местного солнца. Кажущийся эффект вращения Незабудки усиливался ее меньшим, чем у Земли, диаметром и тем, что обзорный экран передавал изображение местности с высоты в сорок метров.
Степь. Перед ними лежала ровная, без малейших всхолмлений, степь, и лишь высокие густые травы клонились и перекатывались волнами на ветру.
Солнце — довольно крупный «желтый карлик» — уже наполовину выбралось из-за горизонта, когда Механик ткнул пальцем в клавишу на пульте. Обзорный экран тут же развернул изображение на 180 градусов.
— Ух ты, черт... — осекся Оружейник.
Экран услужливо показал лес, который начинался в трехстах метрах от корабля.
Между лесом и «Пахарем» уверенно стоял на земле Незабудки чужой корабль.
Первым, как всегда, опомнился Умник и доложил, что, несмотря на знакомые очертания, корабль не имеет земных аналогов в его, Умника, памяти.
— Сам вижу, — буркнул Капитан.
— Молодец, Умник, — сказал Штурман и врубил компьютер на предмет опознания.
Компьютер не опознал. Это действительно был чужой корабль.
— Максимальное увеличение! — рявкнул Капитан, и Механик взялся за верньеры обзорного экрана.
Судя по всему, чужак опустился ночью. Во всяком случае, вокруг него не было заметно ни малейших следов высадки экипажа.
— Сели за два-три часа до нас, — задумчиво произнес Доктор.
— Ваши действия? — осведомился Умник.
— Заткнись, — коротко посоветовал Капитан.
— Уж больно все-таки похож обводами на земные корабли, — с сомнением протянул Оружейник.
— Однако не высаживались, — затянулся сигаретой Механик.
— Спят гуманоиды, — заключил Доктор.
— Кто первым ступит на планету... — начал было Штурман.
— Экипаж! — Капитан подвел черту. — Облачиться в биоскафандры! Вооружение обычное. Штурман остается на борту. Высадка!
— Опять Штурман... — вздохнул Штурман и с размаху уселся в кресло Капитана.
Чужак спал. И лишь когда они с величайшей осторожностью приблизились к нему почти вплотную, в нижней части корпуса распахнулся люк и оттуда появились четыре человеческие фигуры и один робот.
— Черт возьми, действительно гуманоиды, — сказал Доктор.
— Вооружены, — добавил Оружейник.
— Не стрелять! — лязгнул зубами Капитан.
В кого стрелять, в своих? Напротив землян в каких-то двадцати метрах стояли четверо людей, нервно сжимая в руках оружие. Во всяком случае, эти металлические трубки с прикладами очень оружие напоминали.
— Умник! — скомандовал Капитан. — Врубай интерком!
Слава инженерам и лингвистам обеих планет, создавшим интерком! Уже через два часа Умник, посоветовавшись со своим коллегой — чужим роботом, доложил, что готов к переводу.
— Приветствую вас, братья! — на чистом земном языке гаркнул чужой робот, который отличался от Умника чуть меньшим ростом.
Зато был шире в плечах.
— И мы приветствуем вас! — поднял руку Капитан, и Умник перевел его слова.
После взаимных приветствий выяснилось, что обе расы белкового происхождения, обитают на разных краях одной и той же Галактики и, видимо, по чистой случайности не встретились прежде.
— Широк мир, — философски заметил Механик.
— Теперь узок, — процедил Капитан.
— Правильно, узок, — вступил в разговор один из инопланетян. Судя по седине и тому, что он стоял чуть впереди остальных, — старший. — Как насчет приоритета? Наш узкий и тесный мир крайне нуждается в кислородных планетах.
— Наш тоже, — пожал плечами Капитан.
— Очень много сил приходится тратить на колонизацию не кислородных планет.
— Очень много, — согласился Капитан.
— Мы первые сюда сели, — пошел напрямик инопланетянин.
— А мы первые ступили на эту землю, — резонно заметил Капитан.

...Местное солнце клонилось к закату. Между двумя кораблями в неглубокой, но довольно широкой ложбине был расстелен большой кусок брезента, на котором стоял стол и десять стульев. За столом, сняв скафандры (действие противомикробных инъекций началось), сидели экипажи обоих кораблей.
Пища братьев по разуму оказалась более вкусной, чем обычный рацион команды «Пахаря», зато коктейль «Милый Джон» вызвал неподдельное восхищение инопланетян. Только вот переговоры... Переговоры явно зашли в тупик. Никто не желал идти на компромисс.
— Послушайте, коллега, — в который раз начинал Капитан, незаметно подливая в стакан коллеги очередную порцию «Милого Джона», — ведь это ясно даже ежу...
— Ежу?
— Маленькое четвероногое животное с иглами на спине, — услужливо прокомментировал Умник. — Данное выражение употребляется в качестве идиомы, а отнюдь не как...
— Именно, — перебил его Капитан и сделал громкий глоток из своего стакана. — Тот, кто первым ступил на землю открытой планеты, и является ее хозяином.
— Кто первым приземлился на нее, — ровным голосом уточнил брат по разуму, прихлебывая в свою очередь из стакана.
«Милый Джон» способствовал сближению рас, но никак не мог устранить противоречий во взглядах на проблему приоритета. Уж больно нуждались они все в Незабудке, уж больно крепки на алкоголь оказались и те, и другие. Впрочем, земляне были готовы пойти на компромисс и поделить планету, но инопланетяне отвергали это предложение раз за разом.
— Мы первыми сели на эту планету и будем ею владеть! — не уставал повторять их старший. — И наше сотрудничество возможно только на этих условиях.
— Ладно! — хлопнул по столу Капитан, когда солнце скрылось за верхушками близлежащего леса. — Сегодня мы устали. Давайте завтра продолжим переговоры на свежую голову, а сегодня ночью, как следует, отдохнем.
Инопланетяне согласились, хотя их капитан не преминул заметить, что не видит в дальнейших переговорах особого смысла, — он явно слегка обиделся на «ежа».
Первыми утром в своей каюте проснулись Оружейник и Штурман. Выпив по стакану воды, они переглянулись и, не сговариваясь, выскочили из корабля.
Утро было прелестным.
— Умник, мяч! — весело крикнул в переговорное устройство на левом плече Оружейник.
Из открытого люка «Пахаря» вылетел футбольный мяч. Сам Умник предпочел остаться внутри.
— Эх! — воскликнул Штурман, посылая круглый шар из крепкой влагостойкой искусственной кожи свечой вверх. — Давненько не брал я в руки шашек!
...У Штурмана мяч срезался с ноги и отлетел далеко в сторону, тут же, однако, вернувшись к нему — трое инопланетян тоже вышли из своего корабля, и один из них отпасовал мяч Штурману.
Штурман отправил мяч Оружейнику. Оружейник принял его на грудь, опустил и сильно послал в сторону инопланетян. Мяч точно вернулся назад.
Некоторое время они пасовали друг другу, перебегая с места на место, пока Оружейник, поймав мяч в руки, не крикнул:
— Умник! Живо сюда! — и добавил, когда недовольный робот появился рядом: — Ребята, а не сыграть ли нам в футбол пять на пять?
Через десять минут команды оживленно обсуждали правила игры. Оказалось, что мини-футбол землян практически соответствует похожей игре братьев по разуму.
— Стоп! — сказал Капитан, когда общие правила игры были уточнены. — У меня есть предложение. Давайте играть на планету.
— То есть?
— То есть, кто выигрывает, тот и принимает окончательное решение. Если вы — она ваша. Если мы — владеем ею вместе. Я имею в виду планетой.
— Нам нужно посоветоваться.
— Нам тоже, — сказал Доктор и потянул Капитана за рукав комбинезона.
— Вы в своем уме, Капитан? — сказал Доктор, когда они отошли в сторонку. — Лично я не играл в футбол десять лет.
— А я пятнадцать, — отпарировал Капитан.
Команда «Пахаря» внимала рядом.
— А если они согласятся?
— Я на это надеюсь.
— Простите, Капитан, — вмешался Штурман. — А если проиграем?
— Если мы проиграем, — веско сказал Капитан, — то я подам в отставку.
— Черт возьми! — сплюнул на незнакомую траву Механик. — В конце концов, мы ничего не теряем. Пусть потом дипломаты разбираются.
— Даже если проиграем... — начал Оружейник.
— Великодушие победителя? — полувопросительно поднял брови Доктор.
— Надо выиграть, — твердо сказал Капитан.
— Я, конечно, в «рамке», — притворно вздохнул Штурман.
К ним уже приближалась делегация инопланетян.
— Мы согласны, — перевел коллега Умника. — Два тайма по тридцать минут.
— И пятнадцать минут дополнительного времени в случае ничьей, — быстро добавил Капитан.
— И по семь пенальти в случае ничьей опять, — сказал их старший.
Штурман тяжело вздохнул.
— До первого гола потом? — спросил Капитан.
— Жребий, — не согласился инопланетянин.
— Согласен, — сказал Капитан.
Роботам потребовалось ровно сорок минут, чтобы утрамбовать и разметить площадку, а также установить импровизированные ворота. За это время обе команды успели слегка позавтракать и переодеться.
И грянул матч!
В команде «Пахаря» самыми опытными были Механик и Капитан — оба когда-то неплохо играли в футбол. Впрочем, и Штурман, обладая отменной реакцией, казался в воротах на своем месте. Капитан вместе с Доктором взяли на себя защиту, а Механик с Оружейником нападение. Умник и чужой робот исполняли обязанности арбитров.
Противник оказался быстрее, но уступал в технике. Минут десять команды приноравливались к манере игры друг друга, пока Механик, получив хороший пас от Оружейника, не открыл счет. Инопланетяне, отбросив осторожность, прижали землян к воротам и вскоре отквитались. Игра шла вовсю. Азарт охватил обе команды. Кому-то уже крепко досталось по ногам, кто-то уже пытался спорить с судьями, что, естественно, было совершенно бесполезно. Громкие крики игроков раздавались на сотни метров вокруг.
Первый тайм закончился со счетом 2:3 в пользу инопланетян, и команды расположились на траве каждая у своих ворот.
— Ты смотри, куда пасуешь! — втолковывал Доктору Капитан. — И старайся играть на опережение. А ты, Механик, поменьше водись. Оружейник, ты сначала думай, а уж потом беги. К Штурману у меня претензий нет, хотя третий мяч он, по-моему, зевнул.
— Мне показалось...
— Что?
— Их точно пятеро, Капитан? Я имею в виду на борту.
— Говорят, пятеро, а что?
— Мне показалось, что я видел какое-то движение возле их корабля.
— Ты лучше на поле смотри, а не на чужой корабль! — сердито заметил Механик. — А вы, Капитан, тоже хороши! Могли бы быть и поагрессивнее в защите. С вашей-то массой.
Второй тайм начался с пропущенного гола, и соперник повел в счете 4:2. Видимо, это его несколько расслабило, потому что сначала Оружейник, а затем Капитан сравняли счет. Накал матча возрастал вместе с высотой солнца над горизонтом. Вряд ли кто-нибудь уже думал об условиях встречи. Всем просто хотелось выиграть. Игроки не видели и не замечали ничего вокруг, кроме мяча и ворот противника, куда этот мяч нужно было затолкнуть любой ценой. Усталость брала свое, но космонавты искали и находили в себе какие-то неведомые ресурсы сил.
При счете 6:6, когда до конца основного времени оставалось не более минуты, в ворота землян был назначен пенальти.
— Тебе не стыдно, Умник? — прохрипел Капитан, который только что снес соперника у своих ворот.
Все, не отрываясь, глядели на мяч, который бережно установил нападающий инопланетян.
На долю секунды Штурман отвел глаза в сторону и вдруг замер с открытым ртом. Инопланетянин пробил. Мяч попал Штурману в лоб и отскочил на угловой. Штурман от неожиданности упал. Крики восторга и разочарования сотрясли воздух. Команды вздрогнули и в недоумении огляделись.
На склоне, полого подымавшемся к кораблю инопланетян, расположились около сорока особей гуманоидов. Все они громко кричали и размахивали руками.
— Эт-то кто? — прошептал Капитан.
— По-видимому, болельщики, — индифферентно предположил Умник.
— Местные, — добавил чужой робот. Они с Умником явно нашли общий язык.
Соперник жался поближе к землянам — путь к их кораблю был отрезан.
От группы болельщиков отделился высокий гуманоид в одежде из шкур, скорее всего Вождь, и, подойдя ближе, начал речь. При этом он показывал свои руки, в которых не было оружия. Речь Вождя длилась долго и прерывалась время от времени дружными криками соплеменников. Умник и его коллега внимательно слушали, включив интеркомы. Пока Вождь говорил, люди с интересом разглядывали хозяев Незабудки. В том, что они хозяева, сомнений не было.
— Первобытно-общинный строй, — задумчиво протянул капитан соперников, протягивая Капитану большую пластиковую флягу с водой.
— И как похожи на нас... — Капитан отпил воды и передал флягу Механику.
— С точки зрения теории вероятности, встреча столь близких друг другу гуманоидных рас в течение двух дней практически невозможна, — сказал коренастый вратарь инопланетян, протягивая в свою очередь руку к фляге.
Тем временем Вождь закончил и отдал команду своим людям. Человек пять из них вскочили на ноги и скрылись за кораблем инопланетян. Умник задал Вождю какой-то вопрос. Тот ответил. Умник спросил опять. И Вождь ответил снова.
— Эге, Умник, — воскликнул Капитан. — Ты уже разобрался, я вижу?!
— Еще немного, Капитан, — сказал Умник.
Пятеро ушедших вернулись назад, таща на себе тушу какого-то животного. Тушу бросили у ног Вождя и передали ему лук и колчан со стрелами, которые тот аккуратно положил на убитое животное, отдаленно напоминающее корову, и, отступив на шаг назад, заговорил снова.
— О чем он? — одновременно спросили два капитана.
— Капитан... он... он, кажется, предлагает обмен! — Умник был явно взволнован, чего с ним никогда не случалось.
— Обмен?! На что?
— Вот это животное и лук со стрелами на... футбольный мяч!
— Что?!
— Точно, на футбольный мяч, — сказал Умник, переспросив Вождя. — Он говорит, что это очень вкусное мясо и очень хорошее оружие...
Начались переговоры. По словам Вождя, его племя было самым большим и сильным в радиусе двадцати дней пути, и он обещал пришельцам свое покровительство и защиту в случае их согласия на обмен.
Команды кораблей уселись на траву посовещаться. Вождь с достоинством отошел к своим. Белый футбольный мяч сиротливо лежал там, куда отлетел от удара о лоб Штурмана.
— Как поступим? — спросил Капитан.
— Во всяком случае, ясно, что планеты этой нам не видать как своих ушей, — вздохнул капитан бывших соперников.
— М-мда... Инструкция Комиссии по Контактам...
— Вот-вот, у нас похожие инструкции.
— Так что, взлетаем?
— Грех упускать такую возможность...
— Послушайте, коллеги, — вмешался Доктор, — давайте мы им этот мяч подарим, а сами, воспользовавшись случаем, посидим здесь недельку-другую. Планету исследуем, с братьями по разуму пообщаемся, да и друг друга было бы неплохо узнать получше.
— Идея хорошая, — сказал кто-то из инопланетян.
— Так что, голосуем? — спросил Капитан. — Кто «за»?
Десять рук взметнулись вверх, и судьба единственного в этом секторе Галактики футбольного мяча была решена.
Последующие две недели пролетели как один день. Обе команды и представители племени кремба крепко сдружились и помогали друг другу во всем. Но вот основная информация была собрана, и наступило время прощаться.
Близился вечер, когда десятеро людей и два робота выстроились напротив Вождя и его приближенных. Толпа кремба затихла шагах в тридцати за Вождем. Двумя руками держал Вождь футбольный мяч. Он поднял его над головой, и последний шорох слетел с толпы.
— Дорогие гости! — торжественно начал он. — Мы знаем, что вашим небесным колесницам все равно, когда отправляться в дальний путь домой — сейчас или через два часа...
Космонавты настороженно переглянулись.
— У нас к вам огромная просьба, — он умолк, подбирая слова, и его лицо побледнело от волнения.
— Говори, Вождь, — подбодрил его Оружейник, — чего уж там... все, что в наших силах...
Капитан пригвоздил его к земле взглядом.
— Сыграйте с нами в футбол! — выпалил наконец Вождь и, протянув мяч Капитану, просяще добавил: — Пожалуйста.

© Евтушенко А.А., текст, 2018






  • Комментарии
Загрузка комментариев...