Роковой рюкзак

1081
10 минут

Эта история началась за несколько дней до Нового года. Я в начале декабря брала у подруги Светки большой рюкзак – ездила в Вильнюс на концерт. У нас с ней один рюкзак на двоих, очень удобный, а путешествуем мы в разное время и по разным поводам. Я вернулась, две недели мы никак не могли встретиться, только перезванивались, а потом она попросила этот самый рюкзак – собралась на Новый год в Таллинн, к знакомым художникам.

А я все эти дни его с собой таскала, удобная же вещь, и очень к нему привыкла. То есть, привыкла к этому движению, знаете, когда его закидываешь на плечо.

Так вот, был конец декабря, самое время носиться с новогодними огоньками в глазах, составлять списки подарков, и искать новые рецепты праздничных салатов. Так делают все нормальные люди. Я засиделась за учебниками, немного от них одурела, а вообще это был один из худших декабрей в моей жизни. Меня мучили сомнения относительно реальности: там ли я, где должна быть, и если там – то для чего? Параллельно с историей и политологией я пыталась изучать менеджмент, а в перерывах между латынью и экзистенциализмом, осваивала дизайн и маркетинг. К тому же я была одинока и уверяла себя, что гармоничным отношениям в моей жизни, видимо, не сложиться уже никогда...

Было уже, наверно, восемь вечера, когда я забралась со своим рюкзаком в автобус. В рюкзаке лежали два иронических детектива (Светке в дорогу) и большое полотенце, мой новогодний подарок. Может, это и неправильно – дарить заранее, но я хотела ее порадовать, полотенце было прикольное – с огромной полуголой девицей, немного похожей на Светку.

А в автобусе меня ждал сюрприз – бывший сосед Славка, которого я уже лет пять, наверно, не встречала. Тут же мы уселись рядом и стали вспоминать все, что было и чего не было. И я не сразу заметила, что наш разговор слушает еще один пассажир. Не подслушивает, а именно слушает – мы говорили довольно громко. И смотрит на мення, и улыбается...

Разговор же на самом деле был глупый и даже неприятный – я это поняла не сразу, а когда Славка собрался выходить. Он рассказал про свою жену, про новорожденную дочку, а меня даже ни о чем не спросил – как будто знал, что мне похвастаться нечем. И даже было в этом такое гаденькое превосходство: вот если бы ты три года назад не задирала нос, то сейчас была бы за мной замужем, нянчила ребенка, но я нашел жену получше, чем ты, дурочка...

Как будто я не знаю, что дурочка! Вместо того, чтобы каждую ночь отдаваться Славке,

я читаю на английском учебник менеджмента и трачу лучшие годы жизни на никому не нужную политологию. И более того, я уверена, что наоборот -  было бы хуже!

Славка вышел, я ехала и пыталась разглядеть пейзаж за окном. Наконец автобус повернул, я стала протискиваться к двери и с удивлением увидела протянутую снизу руку. Это улыбчивый попутчик хотел помочь мне выйти. Я не возражала – и, если бы он сразу не начал приставать со знакомством, я бы охотно прошла вместе с ним эти три квартала, время от времени перебрасываясь репликами. Но он сразу представился: Дима. Наверно, поэтому я шла рядом с ним, стараясь не очень на него глядеть. Под ноги я тоже, впрочем, не глядела – ну и поехала на ледяной лепешке, и чуть не шлепнулась. Меня этот Дима подхватить успел, а вот рюкзак с плеча свалился и улетел в сугроб.

Мне прямо плакать захотелось – и так вся жизнь кувырком, так еще и дворники тротуары не убирают. Дима что-то рассказывал веселое, он честно хотел меня развлечь, а мне было совсем не до него. У Светкиного подъезда мы расстались.

Светка живет в шестнадцатиэтажке, и пока я доехала до ее квартиры на лифте, моя обида на дворников стала проходить. А десять минут спустя мы уже хохотали, как сумасшедшие: я стала поздравлять ее с наступающим Новым годом, полезла в рюкзак за своим подарком, а вытащила мешок с тренировочными штанами и кедами!

Объяснение могло быть только одно – Дима нес с собой точно такой же рюкзак, и мы ими случайно обменялись. Я даже догадалась, когда именно – при моем несостоявшемся падении.

- Надо что-то делать, - сказала Светка. – Надо найти его и произвести размен пленных.

- А зачем? – спросила я. – Рюкзаки одинаковые. Этим кедам и штанам давно уже на помойку пора. А он зато получит прекрасное полотенце с сексуальной теткой. Так что он от этой великой жизненной перемены не пострадает. И мы в общем-то не пострадали. Подумаешь, полотенце! Я тебе другое куплю!

И в самом деле, я практически не пострадала. Мобилку я ношу на шее, кошелек – в кармане, ключ от квартиры – в другом кармане, а больше у меня с собой никакого имущества и не было – я ведь собиралась только отвезти рюкзак, и сразу – домой.

Мы сели на кухне за чай со сплетнями. Сидели, сидели, потом посмотрели на часы – ой! Автобусы уже не ходят...

В общем, я переночевала у Светки и рано утром поехала в институт. Купила в киоске авторучку, взяла у однокурсницы Тани листы из большого блокнота – как-то обошлось.

Этот Новый год был у меня, наверно, самым унылым в жизни. Родители звали с собой в компанию – я отказалась. Можно было пойти к соседям – они всегда так празднуют, что весь подъезд к ним сбегается. Но я и этого не хотела. Так и думала, что встречу полночь дома и в халате. Но в половине двенадцатого так затосковала, что просто побоялась оставаться дома – не полезть бы в петлю...

Год-то у меня был дико неудачный. Я успела и встретить человека, за которым сразу собралась идти на край света, и прожить с ним целый месяц, пока родители отдыхали в санатории, и расстаться навеки как раз за день до их приезда. И единственное, что мне осталось в жизни, - это учеба, учеба и еще раз учеба.

В общем, встретила я этот год, слоняясь по улице...

Светка позвонила 2 января, поздравила и обрадовала – она через неделю собирается в Питер. Ладно, говорю, счастливого пути. Тем более, что в Питере у нее бывший муж – может, помирятся?

И они действительно помирились, даже до такой степени, что она стала понемногу свое имущество туда перетаскивать. Когда я в марте собралась в Москву, Светка и рюкзак в Риге отсутствовали, так что дорожную сумку пришлось взять мамину – а она жутко неудобная. Маме-то ее папа носит, а мне от вокзла до Кузьминок – тащи самостоятельно!

В мае Светка повинилась – одолжила наш рюкзак двоюродному брату, а он, кажется, его потерял. Ну, что же делать, говорю, такая его судьба.

Наверно, некоторые вещи имеют не только характер, но и какой-то разум. Рюкзак скрывался от меня целый год – то его брат Светкин терял и находил, то Светкина тетя его одалживала, а когда он все же возвращался – то не был мне нужен, и я за ним не ехала.

Такие шалости рюкзака продолжались до 20 декабря – на всю жизнь этот день запомню!

Наконец после метелей и оттепелей установилась зима и выпал настоящий снег – тот, который надолго. Утром я ехала в институт и мучила себя мыслями о Большом Чуде. Целый год  я продержалась, ни о чем не мечтая. Но опять город был полон ожидания, опять возвращался праздник – ко всем, но почему не ко мне? Неужели я хочу чего-то нереального – полететь на Марс, открыть на морском дне Атлантиду? Мое Большое Чудо – это, может быть, одна-единственная встреча. Однокурсницы встречаются и знакомятся с кем-то каждый день, а для меня новый человек в жизни почему-то стал совершенно нереален. Но неужели за десять дней до Нового года ничего не случится?

Днем позвонила Светка, назначила мне свидание в центре, в любимой нашей чайной, и притащила с собой рюкзак.

- Это еще зачем? – спросила я. – Ты же знаешь, я никуда не собираюсь.

- Ой, Дашка, ты знешь, что мы в нем нашли?

- Кто – мы?

- Я его Виолетке давала, она в Витебск к бабке ездила, а потом возвращает мне и говорит: нужно проверить, все ли я вытащила. Лезет в рюкзак, шарится там, шарится, открывает карман, там, знаешь, внутри такой карман на молнии, и вытаскивает паспорт!

- Какой паспорт?!

- Откуда я знаю? Может, этого твоего перца, с которым ты рюкзаками обменялась?

- А где он?

- Да в кармане же!

Мы полезли в рюкзак. Он только снаружи был очень похож на наш, внутри же оказались какие-то не такие отделения и перегородки. Действительно, вот молния, вот паспорт, открываем – Дмитрий... И еще там какие-то бумажки...

С паспортной страницы на меня смотрел белобрысый парень – лицо простое, но взгляд хитроватый, что для официального документа как-то странно.

Мне стало неловко – надо же, из-за нашего со Светкой раздолбайства человек должен был новый паспорт себе оформлять... Вот если бы мы сразу заметили – мы б нашли его, вернули паспорт, заодно рюкзаки обменяли и Светка получила свое прикольное полотенце!

И тут же я подумала, что тогда, год назад, не стала бы искать этого Дмитрия – даже с риском заполучить себе угрызения совести на всю оставшуюся жизнь!

А сейчас?..

А что, если это и есть мое Большое Чудо?..

- А ну, тащи оттуда все бумажки, - сказала я Светке. – Сейчас разберемся!

Мы вытащили стопку визиток, квитанции какие-то и – тут я поняла, что Большое Чудо уже летит ко мне на всех парусах! – ксерокопию какого-то контракта, подписанного этим самым Дмитрием, где в самом конце был номер его мобильного телефона.

Позвонила Светка. Ровно полторы минуты длился их разговор – а потом мы сидели в чайной еще двадцать минут, пока не явился этот самый Дима.

Меня бросало то в жар, то в холод.

Он ворвался в чайную, обвел ее взглядом и сразу же узнал меня.

- Слава Богу! – сказал он вместо всякого «здрасьте». – Ну, теперь-то мы хоть можем наконец познакомиться?

- Впервые вижу такого ненормального, - заявила на следующий день Светка. Ну, если бы это случилось с кем-то другим, не со мной, я бы тоже что-нибудь этакое выдала. А что прикажете думать про человека, который нарочно меняет рюкзаки в надежде, что я догадаюсь обшарить рюкзачьи внутренности, найду паспорт и контракт, ужаснусь и, как порядочная девушка, сама позвоню, чтобы договориться о встрече?

- Я видел, что тебе не до уличных нахалов, но страшно не хотел тебя упускать, - так он объяснил эту несусветную глупость. – Думал – ну, день, ну, два, ну, неделя пройдет, и ты наткнешься на мой паспорт. За это время у тебя и настроение переменится. Но чтобы целый год?

И ничего удивительного в том, что Димка через две недели сделал мне предложение, я не вижу. Во-первых, Большое Чудо, а во-вторых... Мы ведь и так слишком долго ждали друг друга, целый год, хотя я об этом и не подозревала. Так нужно ли тратить время на какие-то китайские церемонии? Даже Светка – и та согласилась: нет, не нужно!

(С) Дана Витт

.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...