– сказка для взрослых –

 

Часть I.

Начальник Управления частичной реализации нереализованных проектов, относился к своим подчиненным с чувством большого уважения! Считая себя современным и абсолютно демократичным руководителем, он верил в это сам и напоминал об этом другим. Ежедневно посещая местную столовку, он полагал, что сам факт приема пищи вместе с сотрудниками, положительно влияет на атмосферу в коллективе в целом.

Ровно в тринадцать ноль-ноль начальник управления Замутовский вышел из своего кабинета и, проходя мимо секретаря, подчеркнуто важно произнес:

  – Я на обед в нашу столовую!

Леночка чуть привстала и одобрительно расплылась в подобострастной улыбке:

 – Приятного Вам аппетита, Семен Семенович!

***

 «Странное сегодня ощущение, – размышлял Замутовский, ожидая кабину лифта, – испытываю голод при полном отсутствие аппетита. А может мне на пятый по лестнице подняться, говорят перед обедом полезно, аппетит нагуливается!» – подумал и решительно направился к лестнице.

 На площадке четвертого этажа, Замутовский встретил Сидоркина – начальник отдела внутренней переписки шел из столовой, оглашая лестничные марши отрыжкой от только что съеденных пережаренных котлет.

 – Привет начальству! – залихватски произнес Сидоркин. – Вы, Семен Семенович правильно делаете!

– А-а-а, Сидоркин. Ты о чем?

– Я насчет столовой, к народу надо быть ближе. Мудро, одобряю!

Семен Семенович довольно улыбнулся и как бы в ответ на комплементарное замечание подчиненного нечаянно ответил подобием комплимента:

– Кстати, Сидоркин, богатым будешь, я о тебе только что вспоминал, – соврал Замутовский, поморщился, но все же руку для пожатия протянул.

Сидоркин вздрогнул, оглянулся, и настороженно озираясь по сторонам, судорожно вцепился в руку начальника:

– Богатство…, это так неожиданно, уж не знаю, как вас благодарить, – произнес он с придыханием.

– Пустяки голубчик, пустяки, я всем подчинённым желаю добра, только добра. – Замутовский одобрительно похлопал Сидоркина по плечу и добавил. – Жаль редко видимся, все работа, работа…

– Хотелось бы сегодня! – вдруг заявил Сидоркин, и выражение его лица приобрело черты человека снимающего деньги с банковского депозита.

– Что сегодня? – попытался уточнить Замутовский.

– Богатство получить! – невозмутимо ответил Сидоркин.

– Какое еще богатство? Ты о чем? – на всякий случай переспросил Семен Семенович. 

– Мне всё равно: можно недвижимость, ценными бумагами, тоже неплохо, но лучше наличными!

– Какие еще наличные, ты в своем уме? Я же типа пошутил!

– Как это пошутил…?

– Чудак человек, просто так принято говорить при встрече.  Примета такая есть! – Не желая вступать в дальнейшую дискуссию, Замутовский сделал шаг в сторону. Сидоркин повторил встречный маневр и невозмутимо заявил:

– Нет такой приметы и потом, я серьезно, мне желательно сегодня получить!

– Ты что издеваешься? – Замутовский начал злиться, подобной наглости от подчиненного он еще не слышал. Теряя терпенье, он попытался отстранить Сидоркина рукой, но тот даже не шелохнулся. Сидоркин грозно навис над Замутовским и твердо заявил:

– Семен Семенович, давайте по-хорошему, не стоит, лезь в бутылку, лучше подумаем вместе, как найти компромиссное решение…

– Какое еще решение, мне в столовую надо!

– Хорошо-хорошо, не волнуйтесь,  – перебил Сидоркин, – если вы сегодня не можете, займите до пятого!

– А ты еще и наглец!  Ну, все, хватит, если не понимаешь, что я пошутил, тогда…

– Этим не шутят! – отрезал Сидоркин и, взяв начальника за рукав, потащил в сторону. – Дело серьезное, – произнес он приглушенным  баритоном, не оставляющим сомнений о намереньях, – и потом…, вы же неглупый человек, достаточно интеллигентный, сами должны понимать, – он многозначительно подмигнул Замутовскому. – Вы всё-таки начальник…!

– Хорошо, что ты вспомнил кто я!

– Так как, – Сидоркин явно не собирался отступать, – взаймы до пятого даете или обещание будете выполнять?

Замутовский скорчил невольную гримасу: «Дернуло же меня пойти по лестнице, поехал бы на лифте…, а лучше бы вовсе сегодня не обедать».     

– Так, что вы решили, – не унимался Сидоркин. – Если нет с собой валюты, могу взять рублями – должно быть есть, сколь ни будь в кабинете…, лично мне без разницы.

«Не надо было сегодня на работу приходить, – с грустью подумал Замутовский, – взял бы за свой счет и без проблем, а собственно, чего я с ним церемонюсь, послать его, куда обычно посылают…!» - Замутовский собрался произнести сакраментальную фразу, как вдруг Сидоркин озвучил новый подход:

– Семен Семенович я готов пойти вам навстречу!

– В смысле?

– Да неужто я не понимаю, как дела делаются! – выдержав паузу, Сидоркин торжественно заявил. – Хорошо, по рукам, но с одним условием!

– Каким условием?

– Я хочу получить три миллиона и желательно зеленью, – уточнив цвет валюты, Сидоркин закатил глаза к потолку, – в этом случае ваша доля составит двадцать процентов, нет десять, нет пять! – Изменяя в процентах размер отката, Сидоркин успевал вычислять «благодарность» в денежном выражении – сумма в сто пятьдесят тысяч американских долларов показалась ему вполне компромиссной.

– Послушай Сидоркин, ты, в самом деле, считаешь меня идиотом? Предлагать мне откат от моих же денег! Я вполне допускаю, что отстал от событий и возможно теперь так принято, но это же полнейший абсурд!

– Вам мало?! – обрадовался Сидоркин и панибратски хлопнул Замутовского по плечу. – Назовите ваши условия! Да не тушуйтесь, пока мы на берегу, я готов договариваться, впрочем, вы правы – пять процентов это немного. Хорошо, семь – устроит? Больше не могу! Войдите в моё положение, раздать легко, ума не надо, а у меня планы.

– И какие же у вас планы позвольте узнать? – незаметно Замутовский перешел на «Вы». – Знаете ли, просто любопытно...

– Не могу сказать, это личное! – отрезал Сидоркин и серьезно добавил. – Семен Семенович, пройдемте в ваш кабинет, здесь на лестнице не совсем удобно обсуждать условия вашего участия в проекте.

– Мое участие в проекте? Долю в семь процентов вы называете участием?

– Семен Семенович, я искренне рад, что наш разговор приобрел деловой характер! Но хочу заметить, что семь процентов это хорошие деньги!

В прениях на тему долевого участия они незаметно вернулись на третий этаж. Переступив порог своего кабинета, Замутовский приободрился, и смело  перешел в наступление.

– Проходите голубчик, проходите, не стесняйтесь! – он пропустил Сидоркина вперед и жестом предложил присесть в кресло.

– Семен Семенович, вам два чая? – раздался из селектора ехидный голос секретарши. «Какая прелесть, докатиться до дружбы с Сидоркиным!» – думала Леночка. Замутовский не ответил, но твердо решил позже припомнить ей этот вопрос. Оставив секретаря без ответа, Замутовский примирительно обратился к Сидоркину:

– А знаете голубчик, вы мне нравитесь! Непосредственность ваша просто уникальна! Не каждый способен вот так решать вопросы. У вас голубчик талант!    

– Не о том говорите, не о том думаете – дело не в форме, дело в содержании!

– Не может быть…

– Может! Деньги любят, когда их тратят с любовью, аккуратно, с умом, не спеша!

– Согласен, очень мудрый подход и все же, вы так и не ответили относительно планов. На что вы хотите потратить такую серьезную сумму денег? Быть может, хотите купить квартиру, большую, удобную, в центральном районе или…

–  Я катер хочу, с мотором! – перебил Сидоркин, – только обещайте, что это останется между нами!

– Обещаю! – подтвердил Замутовский, – тем более, скажу вам честно, я и сам не раз задумывался, катер прикупить. «А он чудак, однако, фарс затянулся, пора кончать!»

Поддержав Сидоркина в его намерениях, Замутовский несколько раз подтвердил, что катер дело стоящее, а сам все прикидывал, как бы ему выпутаться из этой истории:

– Ладно, Сидоркин, вы меня уговорили! Сделаем так, взаймы не дам, извините, на вас сегодня не рассчитывал, а по поводу обретения богатства давайте договоримся – получите деньги, но с отсрочкой в три дня. – Замутовский удачно вспомнил как накануне, будучи в районном отделении банка ему беспардонно навязали билет очередной беспроигрышной лотереи для народа. – Так вот, – Замутовский достал из портмоне помятый лотерейный билет и протянул Сидоркину, – держите дружище, через три дня на предъявителя сего получите в банке кругленькую сумму!

– Сколько конкретно?

– Как договаривались, на катер с моторчиком точно хватит, а если что не так, ну скажем, в банке заартачатся, все вопросы к ним! Требуйте свое! По рукам?

– По рукам, – радостно согласился Сидоркин. – Три дня уж как ни-будь, подожду. – Пожелав друг – другу всего хорошего, они расстались почти друзьями.

 

Часть II.

Вечером за ужином Замутовский поведал жене о перипетиях прошедшего дня и, разумеется, рассказал о нахальном Сидоркине.

– Да, Сенечка, – посочувствовала жена, – кого только не встретишь на просторах родины.

– Это точно, хватает…! - согласился с женой  Замутовский.

– А ты тоже, хорош! Будешь билеты раздавать, так к тебе очередь выстроится, желающих на халяву  денег выиграть много!

– Да, что ты Зиночка, какой там выиграть, скажи спасибо, чудом выпутался, хорошо билет пригодился!

***

Наутро третьего дня Замутовский пришел на работу в приподнятом настроении. Секретарь принесла ему чай и с улыбкой вчерашней Афродиты приступила к докладу. Примерно на половине пути она вдруг вспомнила:

– Ой, совсем забыла, утром Сидоркин заходил, – Замутовский вздрогнул и, переведя взгляд на Леночку насторожился.

– Зачем?

– Просил Вам конверт передать, – она показала пальчиком на край стола, – предупредил, что это строго конфиденциально!

Замутовский почувствовал, как по его спине пробежал холодок и в животе неприятно заныло. Только сейчас он заметил: справа на столе из-под стопки документов, уголком выглядывал небольшой конверт. Не обращая внимания на присутствие Леночки, Замутовский нервно вскрыл послание. В конверте лежала сложенная пополам записка и банковская карточка на предъявителя с указанием пин-кода. В записке, в лаконичной форме, Сидоркин благодарил за полученные деньги, извинялся за доставленные неудобства, восхищался обязательностью Замутовского в столь щекотливых  вопросах и сообщал, что вновь обрел веру в людей. На обратной стороне листа была приписка: «Прошу принять двести десять тысяч долларов, что равно семи процентам от общей суммы! Знайте, Семен Семенович – я тоже человек слова! С уважением, начальник отдела Сидоркин».

Дрожащей рукой Замутовский снял очки, достал носовой платок и вытер мокрое от пота лицо. Блуждающим взглядом посмотрел на секретаря, на конверт, на банковскую карточку и почему-то вспомнил глаза жены: добрые-добрые, серо-зеленые, излучающие счастье.

Замутовский улыбнулся и с тоской подумал: «Богатой будешь Зинуля, я о тебе только что вспоминал...»

  • Комментарии
Загрузка комментариев...