Третий день тепло, третий день тепло,
осень юная постучит в стекло,
не спеша войдет в нашу комнату…
С кем здесь, милая, не знакома ты?
Вот поэт сидит — он в тебя влюблен.
Вот художник спит — он вином пленен.
Вот мой сын гремит погремушкою.
Вот и я с женой, как с подружкою.
Проходи, садись, будь сыта-пьяна,
мы тебе нальем зелена вина.
Вместе с нами пей. Вместе с нами пой.
Где еще ты сыщешь покой?
Как прикованы мы в ночи сидим,
хоть никто из нас нынче не судим —
голь веселая, перекатная.
Боль душевная, предзакатная.
Мы одной судьбой крепко связаны
и любовями, и рассказами,
и безвременьем, и безденежьем, —
лишь гитару мы держим бережно.
Нам позволено разговаривать.
На востоке вновь тлеет зарево —
то ли солнышко, то ли кровушка.
Не боли наутро, головушка!
Так и вертится шар наш крошечный, —
судьбы — вдребезги, люди — в крошево.
А художник спит: "Красота спасет",
а поэт хрипит: "Пронесет!"
Помоги же нам, осень теплая,
полпути уже мы протопали.
Седина в кудрях и в глазах печаль.
В чашке медленно стынет чай.




© Евтушенко А.А., текст, 2018

  • Комментарии
Загрузка комментариев...