Я не политик. Я гуманист.

419
16 минут

Последний год жизни Дианы Спенсер


1997 год для Дианы начинался противоречиво: с одной стороны, она готовилась к очень важной поездке, которая ознаменовала исторический поворот в мировой политике, с другой стороны, несмотря на уверения друзей в том, что она выглядела счастливой и умиротворенной, внутренние противоречия заставляли ее действовать опрометчиво и непродуманно. Тот короткий период времени, который успела прожить Диана до своей трагической гибели, ознаменовался яркими выступлениями, шикарными нарядами, ссорами с близкими и тщетными попытками устроить личную жизнь.

***



Какой бы ни была Диана Спенсер, ее вклад в решение гуманитарных проблем человечества настолько велик, что другие нюансы жизни принцессы просто меркнут на этом фоне. Каков был характер человека, вершившего великие дела, каковы его проступки и темные стороны души – эти вопросы отступают с течением времени, чтобы оставить место для благодарности и признательности за куда более важные деяния, повлиявшие на судьбы множества людей. Диана, пытавшаяся найти новое применение своим силам, шагнула на опасный участок дороги, опасный и в прямом, и в переносном смысле этого слова. В 1997 году она организовала активную кампанию по запрету противопехотных мин. Вот уж если кто-то и был заинтересован в убийстве беспокойной принцессы, так это военно-промышленный комплекс: «Производители противопехотных мин представляли собой сплоченное лобби, и шансы на международный запрет этого вида оружия были ничтожны…».
Визит в Анголу в январе месяце был призван привлечь внимание к проблеме. Но критики Дианы прозвали ее loose canon – непредсказуемый человек (выражение носит отрицательный характер, так как дословно означает «пушка, сорвавшаяся с лафета»). Они считали, что принцесса полезла в политику, а ей там не место (официально Великобритания выступала против запрета противопехотных мин, пока не будет достигнуто международное соглашение по этому вопросу). Даже во время посещения самого опасного района Анголы, так напичканного минами, что и разминированные территории представляли опасность, к Диане подошли журналисты с провокационными вопросами. «Я не понимаю, о чем вы говорите», - ответила она. А сопровождавший ее сотрудник Красного Креста загородил принцессу, твердо сказав «спасибо» и не дав репортерам продолжить. Но интересно отметить, что журналистов в Анголе было крайне мало. Единицы осмелились приехать вслед за Дианой в страну, где царили нищета и послевоенная разруха, да к тому же можно было случайно подорваться на мине. Папарацци сочли за лучшее подождать возвращения принцессы в безопасном месте…
Диану провели на минное поле, где работала команда британских специалистов. Чтобы в одиночку разминировать один квадратный километр в этом месте, человеку понадобилось бы восемьдесят лет! Каждый день на минах подрывались люди, для помощи которым катастрофически не хватало средств. Диана увидела устрашающее количество инвалидов, в основном потерявших при взрыве ноги. Среди них, естественно, были и дети. На снятых в Анголе кадрах – совершенно другая Диана, отличавшаяся даже от той, к которой успели привыкнуть за время ее посещений палат с тяжелобольными. Диана была в шоке от увиденного, и не мудрено. Инвалидам не хватало протезов, но когда Диана спросила тринадцатилетнюю девочку с ампутированной ногой, что еще ей хотелось бы иметь, она ответила: «Игрушку. У меня никогда не было игрушек». Другая семилетняя девочка, тяжело раненая в живот, объяснила Диане, как получила ранение: она подняла мину, полагая, что это игрушка.
Когда Диана заявляла, что поездка носит гуманитарный, а не политический характер, принцесса не лгала – она хотела помочь людям выжить, облегчить их невыносимые страдания, к которым, казалось, они сами уже успели привыкнуть. Узнав, что противопехотные мины активно используются в 71 стране мира, Диана в отчаянии покачала головой и попросила прислать ей список. Считается, что поездка Дианы в Анголу принципиальным образом повлияла на запрет противопехотных мин. Далее она планировала посетить Камбоджу, Боснию и Афганистан (Диана успела осуществить лишь один из намеченных планов: в августе она съездила в Боснию). Карта в ее комнате в Кенсингтонском дворце была утыкана красными булавками, обозначая расположение минных полей. А в июне Диана выступила на конференции по проблемам применения противопехотных мин в Лондоне.
В 2013 году сын Дианы принц Гарри посетил Анголу. После стольких лет, прошедших с момента визита его матери, в стране по сей день в земле прячется огромное количество мин. И если бы Диана за всю жизнь совершила бы только эту одну поездку, ей бы уже можно было ставить памятник, причем не в виде фонтана, установленного в Лондонском Гайд-парке, потому что иначе жертв непрекращающейся войны было бы в тысячи раз больше. Активный процесс по полному запрету производства, хранения, экспорта и применения противопехотных мин начался в октябре 1996 года. В течение 1997 года было проведено четыре конференции, и на последней, в декабре месяце, договор был подписан представителям 122 стран. Диане не суждено было увидеть результаты своей работы.

***



10 августа был последний день трехдневного визита Дианы в Боснию, где она стала свидетелем последствий, пусть и не такого размаха, как в Анголе, размещения в стране противопехотных мин. Через двадцать один день ее не станет. Она не взорвется на мине и не заразится никакой ужасной болезнью. Диана не будет находиться в обществе любимого мужчины. Катастрофа станет всего лишь последним звеном в цепи нелепых случайностей. Но пока Диана позирует на фоне боснийских пейзажей: низеньких домиков, ярко-зеленой травы и улыбчивых местных жителей. На тот момент ее деятельность по запрету противопехотных мин уже поддержал премьер-министр Великобритании Тони Блэр. В то же время британские таблоиды вовсю рассуждали о ее личной жизни (в газетах появились первые совместные с Доди снимки).
В Боснии, как и в Анголе, Диана встречалась с инвалидами, взрослыми и детьми, подорвавшимися на минах. «Принцесса сделала непредусмотренную остановку возле кладбища в Сараево, где заметила Эльвиру Тадик, 57 лет, которая клала цветы на могилу своего сына. Диана обняла Эльвиру и нежно коснулась ее лица – женщины не знали языка друг друга, но их молчаливая встреча длилась несколько минут». Поездка в Боснию завершила цикл благотворительных визитов Дианы в самые разные страны. Диана взяла очень высокую ноту, но соревноваться с самой собой ей не пришлось – это был финальный аккорд.

***



Обе знаменательные поездки Дианы проходили на фоне менее значительных событий. Лишь одно из них приведет к трагическому концу, но они все связаны между собой невидимыми нитями. В первую очередь хотелось бы упомянуть семью Дианы. Отношения с ними никак не складывались, хотя именно они вроде должны были остаться рядом с ней до последнего. Но семья Спенсеров никогда не отличалась сплоченностью.
Сара служила у Дианы фрейлиной, однако, сей пост ей большого удовольствия не доставлял, потому что лишний раз подчеркивал более высокий статус принцессы. С Джейн отношения всегда были прохладными, неблизкими, а уж после того, как муж Джейн ввязался в конфликт, связанный с публикацией Мортона, вообще сошли на нет. Отец умер, впрочем, из-за болезни он в последние годы, так или иначе, не был способен принимать активное участие в жизни дочери. Мачеха с Дианой периодически общалась: сплошь взлеты и падения. Диана сама признавала, что с этой женщиной она могла бы советоваться, но давние семейные распри не позволяли им окончательно примириться (кстати, Мохаммед Файед делал попытку примирить Диану с Рейн, все-таки последняя на него работала, но эта попытка случилась перед самой гибелью Дианы – трудно сказать, чтобы из затеи вышло: Диана имела обыкновение мириться-ругаться-мириться-ругаться). С братом Чарльзом тоже отношения не складывались. Став наследником титула и Олторпа, он не особенно церемонился с Дианой. Кроме просьбы возвратить ему диадему, он ухудшил положение дел письмом, которое отправил сестре еще в 1996 году: «После долгих лет небрежения наши с тобой отношения стали худшими в семье, - писал он. – Думаю, ты и сама заметила, что мы почти не разговариваем… Я всегда готов прийти тебе на помощь… Но пятнадцать лет твоего отсутствия почти уничтожили нашу близость… Я давно смирился с тем, что занимаю самое незначительное место в твоей жизни, и меня это более не огорчает. Для меня и моей семьи такое положение гораздо удобнее и приемлемее, чем те проблемы и боль, какую твоя дружба причина многим людям… Я боюсь за тебя, - продолжал брат Дианы. – Я знаю, что манипулирование и обман – это часть твоей болезни… и молюсь, чтобы тебе повезло найти квалифицированного и сочувствующего специалиста. Который помог бы тебе решить проблемы с психикой». Говорят, Диана плакала, читая письмо брата. Он был во многом прав, однако, стоило ли быть таким откровенным в не самый сладкий период в жизни его сестры (тем более, зная о ее психологической нестабильности).
Отношения с материю тоже переживали не лучшие времена. Создается странное впечатление: когда Диана была ребенком, мать уделяла ей внимание, забирая ее и других своих детей на выходные и каникулы. После она, будто вычеркнула их из жизни, решив, что во взрослом возрасте им ее любовь и внимание не очень нужны. Но дело было не только в редких встречах. В июне 1997 года Френсис пошла дальше. «Принцесса прекратила общаться с матерью в июне 1997 года после двух телефонных разговоров… Френсис Шанд-Кидд называла ее шлюхой за то, что она «путалась с мерзкими мусульманами». После смерти Дианы мать провела некоторое время в Кенсингтонском дворце и уничтожила ряд документов. Разрыв отношений расстроил Френсис, а с другой стороны, какой реакции она ожидала на свои слова?

***



22 июля Диана вылетела в Милан на похороны Версаче. Во время службы она сидела между Элтоном Джоном, с которым до того находилась в ссоре, и Стингом. Элтон Джон не скрывал слез, и Диана, позабыв былые распри, искренне пыталась успокоить его, приобнимая, как ребенка, хотя сама с трудом сдерживала эмоции. Но в тот момент, когда кто-то страдал сильнее чем она, Диана умела собрать силы в кулак. Элтону Джону придется несладко: буквально через месяц с небольшим ему предстоит сыграть прощальную песню для Дианы на ее собственных похоронах. «Думаю, в конце жизни Диана доверяла не тем людям, - делился позже певец. – Она не доверяла людям, которым должна была бы доверять, ее истинным друзьям (и правда, в конце жизни Диана рассорилась со многими – пресловутая паранойя преследовала ее по пятам, но кто знает, как бы она потом относилась к новым, «неправильным» друзьям)… То что я играл на похоронах принцессы Дианы было самой сюрреалистической вещью, которую я когда-либо делал. Я не показывал эмоций. Это вовсе не то, что вы должны делать на подобных мероприятиях. Все, о чем я думал, было: не сфальшивь, не сфальшивь. Будь мужественным! Не сломайся и сделай это, настолько хорошо, насколько можешь, не показывая никаких эмоций. Это был невообразимый опыт, и я надеюсь, мне никогда не придется его повторить».

***



После приезда с похорон у Дианы состоялось окончательное объяснение с Хаснатом. Сложно судить, что послужило для него толчком для принятия сложного решения. Несколько лет спустя, хранивший долгое время молчание Хаснат Хан признает: брак с Дианой был обречен на провал, они не протянули бы вместе и года. Тут сплелось, скорее всего, несколько причин. Во-первых, Хаснат был помешан на работе и ставил перед собой определенные цели. Вмешательство Дианы не помогало ему, а, напротив, мешало строить карьеру. Во-вторых, Диана всегда пыталась заполучить полюбившихся мужчин целиком, со всеми «потрохами» - это в итоге раздражало многих и приводило к краху отношений. У Хасната Диана любила прибираться дома, хотя он, уделяя в операционной исключительное внимание порядку, на своей квартире предпочитал иметь холостяцкий бедлам и честно говорил Диане, что ее помощь только мешает. В-третьих, Диана в 1997 году избрала неверный способ завоевать любимого – она пыталась вызвать его ревность. Какая из причин вызвала расставание, и не существовало ли четвертой и пятой, сказать сложно: Диана погибла, а Хаснат Хан хранит молчание и давать подробные комментарии отказывается, отзываясь о принцессе исключительно в доброжелательных тонах. Как бы то ни было, они расстались в конце июля, и, возможно, встретились бы еще, но этому категорически воспротивилась судьба…

***



Все это время на сцене мельтешил Мохаммед Файед, прилагавший все усилия, чтобы свести Диану с со своим сыном Доди. Отношения, завязанные Мохаммедом с Дианой, в 1997 году продолжились в июне во время торжественного ужина, когда он оказался (случайно или нет) за столом рядом с Дианой. Файед, не откладывая дела в долгий ящик, предложил Диане провести лето у него в доме в Сан-Тропе. Диана, несмотря на предостережения подруг, которые были в курсе репутации Мохаммеда, согласилась. Конечно, принцесса тоже знала, кто он такой, но не стала на этом акцентировать собственное внимание, а может и просто пошла наперекор общественному мнению. Однако одно дело идти наперекор английскому обществу в вопросе о запрете противопехотных мин и совсем другое в вопросе общения с человеком с запятнанной деловой репутацией, связанным с торговлей оружием и наркотиками.
К 14 июля следовало доставить Доди в Сан-Тропе, чтобы познакомить с Дианой. К тому моменту сын Мохаммеда был обручен с манекенщицей из США и собирался жениться на ней буквально через три недели. Отец велел с невестой расстаться – какие тут манекенщицы, когда на пороге стоит принцесса Уэльская! Надо сказать, Доди отцу не перечил, прекрасно осознавая, откуда в его карман капают денежки. Он не сомневался в своих чарах: очаровать Диану обаятельному, опытному ловеласу ничего не стоило. Единственным его недостатком являлась наркотическая зависимость. Вскоре Диана продемонстрировала журналистам свою прекрасную фигуру в купальнике возле бассейна у дома Файета и на борту его яхты. Доди пока на фото не фигурировал. Одной из причин, по которой Диана решила позировать репортерам, называют в том числе месть Камилле и Чарльзу: в июле на телевизионные экраны выходил документальный фильм о Камилле, должный представить подругу принца в выгодном свете. Фотоснимки Дианы затмили собой все!
Мохаммед Файед вел игру тонко: он не отзывался худо о королевской семье, но периодически «проезжался» по Камилле, называя ее персонажем фильма о Дракуле, чем безмерно привлекал Диану. Попытался он примирить Диану и с мачехой, которая была членом совета директоров в сети его универмагов – продуманный шаг, если вводить Диану в семью. 26 июля Диана встретилась с Доди в Париже. Пока их свидания удавалось хранить в тайне. Вместе они провели сутки, и Диана пребывала в восторге от заботливого и внимательного Доди, к тому же обладавшего огромными богатствами (отца). 31 июля Диана вновь прибыла на яхту Файеда, но на сей раз они там были с Доди одни, если не считать обслуживающего персонала. 4 августа папарацци пронюхали о местонахождении Дианы: то ли Мохаммед так подстроил (сын сообщал ему об успехах в плане соблазнения принцессы, и Файед-старший был заинтересован в том, чтобы придать дело огласке), то ли вечно следившие за Дианой журналисты сами пронюхали о том, где она находится.
Вернувшись из Боснии, 11 августа, Диана сразу поехала к Доди. Некоторое время они провели в Англии, а затем перебрались обратно на яхту, на которой курсировали по Средиземному морю. 30 августа пара отправилась в Париж, где в аэропорту их поджидала орда журналистов. «Папарацци уже поджидали парочку, и настроены они были весьма агрессивно. Многие были на мотоциклах. Диану ситуация нервировала, но она к ней за долгие годы успела привыкнуть. А вот Доди нервничал не на шутку. По дороге из аэропорта Диана пыталась успокоить Доди. Он приказывал шоферу ехать быстрее, Диану это пугало куда сильнее, чем внимание репортеров. Дальше ситуация становилась только хуже. Когда после аварии, в которой погибла Диана, папарацци оправдали, объявив, что они приехали на место чуть позже и не могли ее спровоцировать, следователи не учли одного: Диана и Доди оказались в мышеловке, которую действительно захлопнули не папарацци, но в которую они их загнали…
«Диана, как вспоминал один из телохранителей, была вся в слезах». А Доди, наркоман со стажем, не мог принимать адекватных решений. Сначала он отменил ужин в ресторане и перенес его в Риц, потом велел подавать взятую напрокат (для отвода глаз) машину к черному ходу. За руль сел подвыпивший шофер, к тому же не имевший опыта вождения лимузина. В 24.20 машина отъехала от отеля, но кучка журналистов их заметила. Началась погоня. Стекла лимузина не были тонированными, и газетчики могли фотографировать сидевших внутри в свое удовольствие. Однако в какой-то момент машина немного оторвалась от преследователей, и шофер решил изменить маршрут. На Елисейских Полях было несколько светофоров, поэтому он свернул к туннелю под площадью Альма.
«Перед въездом в туннель на дороге имелся небольшой бугорок, а за ним яма, после чего дорога резко сворачивала влево. Поль уже оторвался от фотографов. К туннелю он подъехал на скорости от ста восемнадцати до ста пятидесяти пяти километров в час. По правой полосе гораздо медленнее ехал белый Фиат-уно. Мерседес задел левое крыло Фиата, как раз в то мгновение, когда машину подбросило на бугорке». В час двадцать три ночи машина, в которой ехала Диана, врезалась в бетонную колонну, разделявшую полосы туннеля. Доди и Диана пристегнуты не были. Доди, как и шофер, погиб сразу. Телохранитель, сидевший на переднем сиденье, хоть и получил тяжелейшие травмы, выжил. Диана прожила после аварии около четырех часов и умерла в больнице. Таблоиды мгновенно начали зарабатывать на ее гибели деньги: нагнавшие машину папарацци сумели сделать множество фотографий в разбитом автомобиле.
Известие о смерти принцессы Уэльской достигли Великобритании. В Балморале принц Чарльз готовился рассказать о смерти Дианы детям. В тот же день вместе с сестрами принцессы он вылетел в Париж. Похороны Дианы собрали в Лондоне несметное количество людей. После церемонии прощания, проходившей в Вестминстерском аббатстве, гроб с телом Дианы повезли в Олторп. Ее брат объявил: «Диана вернулась домой».
На островке в центре маленького озера была похоронена Принцесса, которой теперь уже никогда не стать королевой, и которую никогда не сможет оживить Принц своим поцелуем. «После получасовой погребальной службы близкие разошлись, оставив Диану одну на пустынном острове – такой же одинокой в смерти, какой была она при жизни».


 CC BY 2.0  Maxwell Hamilton from Greater London, England United Kingdom - Flowers for Princess Diana's Funeral



© Балашова В.В., текст, 2018

  • Комментарии
Загрузка комментариев...