* * *

Если вам посчастливится быть в конце сентября (в Москве — самое дождливое время) в Комендантской башне Кремля, не удивляйтесь и не пугайтесь, если встретите там высокую и худощавую, несколько нескладную женщину. Это — Фанни Каплан, незадачливая террористка, покушавшаяся на «вождя мирового пролетариата» Владимира Ленина. Фанни расстрелял кремлёвский комендант (безбожный комендант) Павел Мальков. Труп Каплан сожгли здесь же, в Кремле, пепел развеяли со стен кремлёвских тёмной ночью.

фанни каплан

 

 

 

* * *

Призрак Владимира Ильича Ленина. Да простят меня его почитатели, но умер он по причинам, до сих пор не прояснённым, и душа большевистского лидера (если, конечно, она у него вообще «присутствовала») так и не нашла успокоения, и теперь «бродит» по кремлёвским коридорам тёмными московскими вечерами фигурка в чёрной «двойке».

призрак ленина

Вот какие данные удалось обнаружить на страницах отечественной прессы.

Первый раз «призрак» (именно так, в кавычках, так как дело происходило почти за три месяца до смерти) Владимира Ленина видели в Кремле 18-19 октября 1923 года, когда он уже не выезжал из Горок, — это свидетельство известного писателя Александра Горбовского. Он ссылается, правда, на безымянного кремлёвского рассыльного, который, привезя пакеты, зашёл в караульное помещение и стал нечаянным свидетелем телефонного разговора начальника караула с подчинённым, нёсшим службу в загородной резиденции Ленина в подмосковных Горках: «Почему товарищ Ленин без охраны в Кремль прибыл?» Ему отвечали: «Владимир Ильич в Горках и никуда не выезжал». Но очевидцев «визита» Ленина оказалось так много, что «замалчивать» его стало просто невозможно. Пришлось срочно придумывать, зачем большевистскому вождю понадобилось ехать в Москву, в Кремль.

«Биографическая хроника»: В.И.Ленин 18-19 октября 1923 года «поднимался в свою квартиру», «заходил в свой кабинет», «вновь направлялся в Совнарком, проходил в зал заседаний» и «даже совершал прогулку во дворе Кремля», где его «приветствовал отряд курсантов школы ВЦИК, занимающихся на площади».

Надежда Константиновна Крупская, жена и соратник: Ленин ночевал в Кремле, а в Горки вернулся рано утром 19 октября.

Личный охранник и, по совместительству, личный водитель Владимира Ильича Александр Бельмас: весь день 19 октября Ленин катался по столице, посетив Сельскохозяйственную выставку12.

По общему мнению, «обе версии не выдерживают никакой критики. Зачем Ильичу надо было совершать явно бесцельную поездку? Только для того, чтобы безмолвно пройти через многочисленные помещения Кремля, прикорнуть на пару часов, а потом сесть в машину и тут же уехать?»

Особо «недоверчивые» даже приводят весомые аргументы. После мартовского (1923 года) приступа болезни, приведшего к усилению паралича, Ильич чувствовал себя плохо. Он встал на ноги, но ходил, опираясь на палку. «Призрак» же передвигался бодро и быстро. Никакой палки у него не было — иного не дано. Призрак есть призрак.

Ещё одно свидетельство, зафиксированное в периодической печати. Кремлёвский кабинет-музей Ленина давно пользуется нехорошей славой, по ночам слышатся быстрые шаги и звуки передвигаемых стульев, тихие голоса. Никто не хочет работать в этих стенах — боятся. А те, кто оказывается по соседству, жалуются на «нечисть».

Так, глава администрации первого российского президента Б.Н.Ельцина Сергей Филатов неоднократно слышал странные звуки, исходившие из ленинского кабинета, находившегося под его комнатой. Однажды, засидевшись до полуночи, Филатов явственно услышал, что внизу поскрипывает паркет — кто-то беспокойно ходит по комнате мелкими шажками...

Через неделю скрипы повторились. Филатов вызвал охрану. Охранники, естественно, никого не обнаружили.

«Владимир Ильич» на Триумфальной (Маяковской) площади, на Тверской улице, в Елисеевском магазине, у памятника Пушкину.

Вот те свидетельства, которые отложились на страницах московских газет и журналов13.

A от себя добавим: видели на стенах Кремля, на его площадях, около храмов и на узких кремлёвских дорожках тени его прежних обитателей — желчного Василия Шуйского, быстрого на подъём Михаила Романова и его грозного родителя патриарха Филарета, загубленных во время стрелецких бунтов бояр и их убийц, несчастного сына Петра I царевича Алексея, павших в ноябре 1917 года молодых, совсем безусых юнкеров:

Я не знаю, зачем и кому это нужно,

Кто послал их на смерть недрожавшей рукой,

Только так беспощадно, так зло и ненужно

Опустили их в вечный покой.

Осторожные зрители молча кутались в шубы,

И какая-то женщина с искажённым лицом

Целовала покойника в посиневшие губы

И швырнула в священника обручальным кольцом.

Закидали их ёлками, замесили их грязью

И пошли по домам, под шумок толковать,

Что пора положить бы конец безобразию,

Что и так уже скоро мы начнём голодать.

Но никто не додумался просто стать на колени

И сказать этим мальчикам, что в бездарной стране

Даже светлые подвиги — это только ступени

В бесконечные пропасти к недоступной весне!

Я не знаю, зачем и кому это нужно,

Кто послал их на смерть недрожавшей рукой,

Только так беспощадно, так зло и ненужно

Опустили их в вечный покой.

Александр Вертинский, 1917 год

Вечного покоя они так и не нашли...

© В.Л.Телицын, 2015

  • Комментарии
Загрузка комментариев...