Кремль — гордиев узел мистической Москвы. Здесь — тайна тайн московских.

«В Кремле даже другой воздух. Чувствовал, какое огромное количество судеб здесь вершилось. Хорошо, что перестаёшь это замечать, иначе работать в этом месте было бы невозможно», — так вспоминал один из кремлёвских «сидельцев» конца XX века (Медведев С. Помню, как жил в Кремле // Москва и москвичи. 2004. 17 ноября).

Стены Кремля, облюбованные целым сонмом призраков. Кремлёвские башни, палаты, тайные ходы, подземелья привидения любят больше всего. Венецианский посол Контарини Амброджио оставил для потомков такие воспоминания: «Аристотель Фиораванти пропал на бескрайних просторах московицкого государства. Вместе с ним пропала и тайна философского камня. Правда, поговаривают, что она каким-то образом оказалась в руках русского великого князя. Об этом свидетельствуют и рассказы путешественников о том, что царь пьёт и ест на золоте, а когда принимает гостей, то количество золотой посуды на столах измеряется пудами. Но это лишь предположение, тем более что в те времена, когда я был при русском дворе, мне тоже приходилось видеть огромные золотые блюда на столах и многочисленные сундуки с золотом в казне русского государя».

Аристотель Фиорованти

Аристотель Фиорованти

«Причём здесь Фиораванти»? — может по праву спросить нетерпеливый читатель. И будет прав. Начинать надо «издалека». Рассказывает Генрих Гацуро:

«Задолго до появления Москвы на месте Кремля располагался языческий храм, или капище, где у древних славян помещался языческий идол. Рядом было кладбище, где находили, а может и не находили, своё упокоение тогдашние маги, колдуны и шаманы. Там же устраивали различные языческие праздники. Переселенцы из других краёв, пришедшие на смену племенам, некогда населявшим данную местность, осевшие на берегах реки Смородинки (ныне Москвы-реки), продолжили традиции языческих жертвоприношений на Ведьминой горе. Этакие ежегодные вакханалии устраивались на протяжении многих веков, а может, и тысячелетий. Само место как бы провоцировало людей на подобные деяния.

знак зассеянного поля

Поговаривали, что и боярин Кучка, живший здесь до прихода князя Юрия Долгорукого, тоже поклонялся некоему божеству. Тогда вокруг языческого алтаря на горе дружинники князя Долгорукого нашли сотни сожжённых трупов и насаженных на колья голов принесённых в жертву людей. Кстати, есть мнение, что именно за поклонение языческим богам боярин Кучка и был предан жестокой и мучительной смерти. Согласно легенде, он успел наложить проклятие на свои бывшие владения. И действительно, что бы ни строили на месте его казни, оно через самое короткое время подвергалось огню и уничтожению. Сколько раз в те времена горела Москва и сколько раз был разрушен Московский Кремль! Так что волей-неволей поверишь в существование какого-то дьявольского проклятия, тяготеющего над бывшей Ведьминой горой, получившей позднее название Боровицкого холма.

В 1472 году в Моско — так раньше иностранцы называли Москву — прибыла со своим двором племянница последнего византийского императора Софья Палеолог, сосватанная за великого князя Иоанна III.

София Зоя Палеолог жена великого князя всея Руси Иоанна

София (Зоя) Палеолог, жена великого князя всея Руси Иоанна III.

Немедленно сыграли свадьбу, и новобрачная, которая была по тем временам довольно образованной женщиной, заявила своему мужу, что негоже великому князю жить, как варвару, в деревянных избах, а надобно ему иметь каменные палаты, соборы и крепость для защиты. Приглашённые русские мастера-каменщики не справились с заданием великого князя построить в Московском Кремле каменный собор более величественный, чем во Владимире.

Как только возводили стены, собор разваливался. В этом, кстати, тоже можно увидеть действие тяготеющего над Боровицким холмом проклятия. Была предпринята попытка — и не одна — пригласить иностранных зодчих, но никто не согласился ехать в такую глухомань. Многие мастера боялись литовцев, постоянно конфликтовавших с Московским княжеством. Неожиданно на предложение великого русского князя, переданное через его посла в Италии Семёна Толбузина, откликнулся известный архитектор из Болоньи Аристотель Фиораванти. Поговаривали, что он был не только знатным зодчим, инженером, строителем, фортификатором, механиком и литейщиком, но и чёрным магом. Ходили слухи, что он согласился ехать в Московию только потому, что хотел избежать преследования инквизиции. О жизни Аристотеля и о том, что он создал ещё до поездки в Россию, можно написать целую книгу. Итальянцы до сих пор спорят, кто же на самом деле построил некоторые сооружения — легендарный Леонардо или Аристотель из Болоньи.

Аристотель родился в 1416 году в Болонье в семье потомственных зодчих. Ещё в молодости он овладел основами архитектуры, военно-инженерного искусства, фортификации, прикладной механики, литейного и чеканного дела. Есть сведения, что он увлекался магией и алхимией и во многом превзошёл своих учителей. До 1447 года он работал с отцом в Миланском герцогстве, а после его смерти занялся строительством с дядей Бартоломео. Люди, знавшие Аристотеля в те времена, описывают его как мужчину лет тридцати, среднего роста, неразговорчивого, опрятного, отличающегося умелым обхождением с придворными. В начале пятидесятых годов в Риме по поручению папы Николая V он выкопал и перевёз монолитные колонны античного храма Минервы.

В 1453 году Аристотель отлил в Болонье новый большего размера колокол и устроил для его подъёма особую лебёдку, поразившую своим остроумным решением многих мастеров-механиков. В 1455 году там же, в Болонье, он передвинул целую колокольню со всеми колоколами. В том же году в городке Ченто он выровнял колокольню Святого Власия6. В Венеции Аристотель попытался повторить то же самое, но башня через двое суток обрушилась, задавив несколько человек. Причиной трагедии был плохой грунт, но власти обвинили во всём Аристотеля, и ему пришлось тайно бежать из Венеции.

В 1456 году Фиораванти вступил в общество масонов и за время пребывания в нём дважды занимал должность старшины цеха каменщиков. Через год Аристотель был приглашён венгерским королём для возведения оборонительных сооружений против турок на Дунае. Поговаривали, что там он в основном занимался не строительством, а различными алхимическими опытами. В 1473 году в Риме, куда Фиораванти приезжал по приглашению папы Сикста VI, его арестовали, выдвинув обвинение в сбыте фальшивых денег. Аристотеля лишили папского содержания и заставили покинуть город. По тем временам считалось, что он легко отделался, возможно, у него имелись довольно могущественные покровители.

Достоверно известно, что некоторое время Фиораванти скрывался от чиновников инквизиции, прознавших о его увлечении колдовством и магией, у нового герцога Милана. Иоанн III согласился на все условия, выдвинутые итальянским мастером, и в 1475 г. Аристотель с сыном Андреем и помощником Петром выехали с Толбузиным в Россию. Их путешествие длилось около трёх месяцев, 26 марта они прибыли в Москву. Аристотель осмотрел развалившийся московский храм, затем съездил во Владимир и снял мерки с тамошнего собора, который решено было взять за основу. Вернувшись, он набросал план работ и уже в середине апреля при помощи специальных машин, похожих на те, что использовались при осаде крепостей, стал разбивать оставшиеся стены недостроенного храма.

кремль при Иоанне Ш

В начале июня, когда стали копать в основании церкви глубокие рвы и забивать туда дубовые сваи, рабочие обнаружили множество костей и каменных идолов. При сооружении потайного хода Аристотель лично принял участие в раскопках и подъёме огромного каменного истукана. Иоанн III, который внимательно следил за ходом строительства, узнал про это и приказал сначала расколоть статую, а затем утопить в Москве-реке. Мастеру же он строго-настрого запретил рассказывать простому народу о подобных находках.

Чем больше запретов, тем труднее хранить тайну, особенно когда речь идёт о находках такого масштаба. Одновременно со строительством собора итальянский мастер отливал в Москве пушки и колокола, разрабатывал план нового Кремля с подземными ходами, тайниками и секретным хранилищем для бесценных рукописей. Позднее эту библиотеку, основой для которой послужили привезённые Софьей редчайшие книги, манускрипты и свитки из собраний императоров Византии, назовут Либерией (библиотекой) Ивана Грозного.

Мастером Аристотель Фиораванти был действительно отличным, но главное — разносторонним. В Москве Аристотель, помимо своей официальной деятельности, по-прежнему занимался различными опытами и поиском философского камня — так называлось у алхимиков некое средство, способное превращать любые металлы в золото. Хотя все свои опыты итальянец проводил тайно в специально оборудованной мастерской, скоро по Москве поползли слухи. Великий князь вызвал мастера и устроил ему допрос с пристрастием. Тот ответил, что ищет новые составы зелья для пушек и греческого огня, применявшегося ещё в древние времена для обороны и захвата крепостей. Иоанн III дал добро на продолжение его поисков, лишь бы это не шло во вред основному делу. Для ускорения постройки Аристотель создал специальные механизмы, поднимающие кирпич и камень на верхние ярусы храма. На четвёртое лето строительство вчерне было окончено, и Аристотель соорудил в центральной главе церкви потаённую казну и «хранилище для опасных случаев» — скорее всего, какое-то секретное убежище и тайник для княжеских или церковных сокровищ. 12 августа 1479 года собор был торжественно освящён. По окончании строительства Аристотель выяснил, что в Италии ему больше ничего не угрожает, и, получив тайное приглашение от литовского короля, попросил великого князя отпустить его домой. Иоанн III через своих доносчиков узнал об опытах итальянца по поиску философского камня и о предложении литовцев. Надо знать Русь того времени — доносы, пытки, недоверие, подозрительность. В Москве в те годы царила настоящая шпиономания, кстати, не всегда безосновательная.

Аристотель тоже не гнушался секретной перепиской и снабжал информацией своих послов и правителей, передавая тайные письма через купцов. Иоанн III под предлогом того, что никто в Москве не сможет по рисункам Аристотеля возвести новую сторожевую башню, отказал ему в просьбе об отъезде, предложил дождаться итальянских строителей и лично передать им чертежи. Великий князь прекрасно понимал, что если Аристотель попадёт к литовцам, то тут же раскроет им все секреты тайников и обороны Московского Кремля. Иоанн III увеличил мастеру жалованье и попытался различными путями проникнуть в тайну изготовления философского камня. Видимо, богатств, скрытых в подземелье, великому князю не хватало, хотелось свой золотой запас значительно приумножить.

В 1484 году Фиораванти предпринял попытку тайно уехать из Москвы. Зодчего напугало то, что произошло с иностранным врачом, не сумевшим вылечить татарского князя Каракучу. Лекаря обвинили в отравлении знатного татарина, долго и жестоко пытали, затем зарезали на Москве-реке. Великий князь, прознав, что мастер пытался бежать, «поймал его и, ограбив, запер в Онтоновом дворе, что за Лазорем святым».

Итальянские мастера, приехавшие к тому времени в Москву и заложившие по проекту Аристотеля первую из каменных башен Кремля, которую впоследствии назовут Тайницкой из-за расположенных в ней секретных ходов и подземелий, начали роптать по поводу заточения их земляка. Иоанн III освободил Аристотеля Фиораванти, вернул всё его имущество и попросил в последний раз перед отъездом на родину взять на себя руководство подготовкой артиллерии для похода на Тверь. Мастеру ничего не оставалось, как согласиться. Предполагают, что после похода на Тверь Аристотель заболел и умер. Больше никаких упоминаний об итальянском архитекторе Аристотеле Фиораванти в официальных источниках нет». А — в «неофициальных»...

Генрих Гацура предлагает следующую гипотезу: «Попросив Аристотеля помочь подготовить артиллерию к походу на Тверь, великий князь, успокоив иностранных мастеров, устроил Фиораванти пышные проводы, щедро одарил его и в сопровождении многочисленного конвоя отпустил с миром.

Но не успел мастер отъехать несколько километров от Москвы... его тут же схватили и заключили в острог. Через пару недель мастера тайно перевезли в Кремль, поближе к Иоанну III, и заточили вместе с алхимической «аппаратурой» в одной из им же самим построенных подземных темниц. Великий князь потребовал раскрыть тайну изготовления философского камня, но итальянец наотрез отказался поведать её, начал призывать нечистую силу, проклял Иоанна III, его детей, род и всех других властителей, что будут править Россией из Кремля. Взбешённый неповиновением, великий князь приказал замуровать несговорчивого итальянского мастера в темнице вместе с чёрными книгами и алхимической лабораторией. По легенде, последние слова Иоанна III Аристотелю Фиораванти были такие: «Выберешься сам, если ты такой великий маг».

В ту же ночь сбылось одно из проклятий зодчего — молния ударила в маковку построенного им собора, и тот загорелся. Его с трудом удалось потушить. Пожары и другие бедствия в Кремле следовали одно за другим. С Иоанном III начало твориться что-то неладное. Его мучили ужасные кошмары, в каждом углу он видел замурованного им мастера. Приглашённые ворожеи и знахари посоветовали вскрыть темницу, вырвать у мёртвого Аристотеля сердце (в том, что он умер, ни у кого сомнений не возникало), проткнуть осиновым колом и сжечь, а то, что осталось от заморского колдуна, зарыть в землю, «паче от него покоя никогда не будет».

Иоанн III приказал размуровать темницу, но в ней не нашлось даже следов мастера. Он исчез. И вот с тех пор, согласно преданиям, перед каким-нибудь важным событием или смертью очередного российского правителя бродит по Кремлю, по подземным переходам и казематам страшное привидение, наводя ужас на царей и прочих тиранов, грозя им и России страшной карой. И не видать ни нашим владыкам, ни нам покоя. Кстати, об этой истории знал и Пётр I. Это была одна из причин, по которой он перенёс столицу государства в Петербург. Екатерина II Московский Кремль тоже особо не жаловала».

  • Комментарии
Загрузка комментариев...