Музыка, записки дилетанта-любителя (часть вторая)

699
8 минут

          Возвращаясь к Баху, не могу не отметить ещё одного необычайного певческого ансамбля, а именно Jazz Sebastien Bach или Swingl Singers. Солисты этого ансамбля и “группа поддержки” своими голосами соло замечательно исполняют многие фуги, прелюдии и целые концерты Баха, имитируя звучание музыкальных инструментов, для которых написаны эти опусы. Много раньше приобрёл я в Польше пластинку с записями такого же ансамбля Partita, исполнявшими так же a capella многие ноктюрны, мазурки и другие вещи Шопена, были там 3 или 4 известных произведений Баха а так же мелодии Рамо, Глюка (из Орфея), Скарлатти, Бетховена и Бородина. Хотя это и экзотика, но замечательные мелодии и очень хорошие чистые голоса исполнителей в этих ансамблях доставляют большое удовольствие.

          Начал я сей обзор с великого Баха, не знаю, хватит ли у меня желания, времени и терпенья довести работу до какого-то конца, посвящая другим композиторам и музыкантам кому по целой странице, кому по 2-3 абзаца или только по одной строке, но начало положено, продолжать всё же легче.  

          Из большой плеяды предшественников и современников И.С. Баха (1685-1750) я назову лишь тех, чьи вещи (хотя бы по одной) есть в моей фонотеке: Люлли (1632-1687) с его органным Апофеозом, Букстехуде (1637-1707) с многочисленными органными хоралами, Корелли (1653-1713) – автор  48 скрипичных сонат и жанра Concerto grosso, Пёрселль (1658-1695), Ф. Куперен (1668-1733), Вивальди (1678-1741) с его многочисленными скрипичными концертами, в том числе циклом Времена года, Джеминиани (1680-1762), Телеман (1681-1767), Рамо (1683-1764), Гендель (1685-1759), Локателли (1693-1764), Перголези (1710-1736), Глюк (1714-1787). Все они были не только композиторами, но и высококлассными органистами и скрипачами. Ныне исполняются только некоторые их скрипичные или органные пьесы и монументальные оратории Генделя. Удивительное дело, только сам Бах не написал ни одной оперы, а большинство его сверстников оставили после себя десятки (по 20-50!) опер, впрочем, совершенно забытых, кроме гениального Орфея Глюка. Ещё юношей я хорошо знал эту оперу в исполнении И.С. Козловского, Е.В. Шумской и ?. В одной из нескольких имеющихся у меня записей большим сюрпризом оказалось исполнение партии Орфея женским контральто. Не всегда я могу сказать определенно, в чьём исполнении мне больше нравится то или иное произведение, но из нескольких записей Stabat Mater Перголези («Мать скорбящая стояла…» – последнего и самого прекрасного его творения), я не могу спокойно слушать запись исполнения солистами Радио Армении. Женский и мужской голоса так дивно сливаются и дополняют друг друга, что кажется это не драма и скорбь прощания, а трогательная волнующая песнь любви. В то же время в исполнении Хоровой капеллы Свешникова такого эффекта не возникает вовсе.

          Следующими великими музыкантами в этих заметках будут Франц Иосиф Гайдн (1732-1809) и Вольфганг Амадей Моцарт. Из громадного наследия Гайдна у меня собралось не меньше 25 часов записей его произведений. Подумать только, он написал более 150 симфоний, множество концертов и сонат для фортепьяно, скрипки, виолончели и других инструментов, квартеты и трио, оратории Сотворение мира и Времена года, Stabat Mater, 14 месс, более 20 опер и т.д. и т.п.! Но сравнивать его с Бахом я никак не могу. Музыка Гайдна, несмотря на её звучность, кажется мне академичной, напоминает исполнение заранее заданных уроков, лишена она какой-то теплоты, лиричности, в ней совершенно нет грусти. Вспомним слова популярной песенки “Любовь никогда не бывает без грусти, и это приятней, чем грусть без любви”. Так что повторно слушаю я всего несколько вещей: Лондонскую симфонию ре мажор (№104), мелодичные фортепьянные сонаты ми минор и до минор, да несколько оркестровых увертюр. Гайдн был прекрасным педагогом, его уроки оказались полезны самому Бетховену, взявшему лучшее из музыки Гайдна.

gramophone 2784566 1920

          Исключительно яркое дарование Моцарта (1756-1791) позволило ему, несмотря на очень короткую жизнь, оставить после себя неисчислимое количество бесценных произведений. Отдавая дань Моцарту, П.И. Чайковский назвал его светозарным гением. Биограф Моцарта L.V. Kochel  систематизировал всё написанное Моцартом, в его нотации каждая вещь имеет букву K и номер. Среди того, что я часто слушаю, первые места занимают  фортепьянные концерты №20 ре минор, №21 до мажор и №24 до минор (соответственно К466, К467 и К491), чудесные фантазии и сонаты до минор (К475) и ре минор (К397&385), и игривые и печальные, но одинаково прекрасные сонаты си-бемоль мажор (К570), до минор (К457), до мажор (К545), ре мажор (К576), фа мажор (К533&494). Всем известны две последние симфонии Моцарта – чарующая своей мелодичностью и красотой соль минорная №40 (К550), и величественная до мажорная №41 Юпитер (К551). Эти симфонии исполняются в концертах наиболее часто. Но не меньше мне нравится и более скромная Пражская симфония ре мажор №38. Отрывки прелестных мелодий всех её трёх частей возникают иногда у меня в голове, несмотря на большое время, прошедшее от последнего прослушивания. Есть у Моцарта и более ранняя тоже очень мелодичная симфония соль минор №25 (К183). Невозможно дать свой отклик на каждое инструментальное произведение великого мастера. Всего их >650 (!), из них только фортепьянных концертов – 27, лучшие я уже отметил, из последних (№№ 25-27) мне нравятся отдельные их части. Нельзя пройти мимо лиричной сонаты №11 ля мажор (К331) со знаменитой третьей частью Alla turca.

          Третье столетие в театрах и концертах с громадным успехом ставятся оперы Моцарта Дон Жуан, Свадьба Фигаро, Волшебная флейта, Похищение из сераля и др. Мне знакомы и любимы многие арии из первых трех, причем некоторые из арий у меня есть и в инструментальном (флейта и гобой) исполнении, интересно, что при их прослушивании всё равно я невольно повторяю в уме знакомые слова.

          Какой-то зловещей тайной покрыта история создания гениального Реквиема. Как будто некий незнакомец поручил Моцарту от лица неназванной знатной особы сочинить траурную мессу для торжественного заупокойного обряда, который будет исполняться ежегодно в день смерти усопшего человека, близкого этой особе. Незнакомец отметил, что заказчик хорошо разбирается в музыке и Моцарт должен вложить в это произведение весь свой талант. Затем был согласован срок окончания работы 4 недели, незнакомец оставил сто дукатов (это ~350 граммов золота) и исчез. Моцарт с увлечением несколько суток писал день и ночь, но не смог вынести такого напряжения и однажды утром даже лишился чувств. Через 2-3 дня жена попыталась отвлечь его от непосильной работы, но он резко ответил, что пишет этот Реквием для самого себя. В таинственном незнакомце он заподозрил посланца из потустороннего мира с предупреждением о близкой кончине. Силы Моцарта таяли, и через 4 недели он вынужден был сказать пришедшему незнакомцу, что увлёкся и расширил начальный план. Незнакомец по-прежнему не раскрыл своего имени, но согласился на продление срока ещё на 4 недели и выложил дополнительно 50 дукатов. С ещё большим рвением композитор продолжил работу и окончил её даже чуть раньше условленного срока. Незнакомец получил завершённый Реквием, когда Моцарта уже не было в живых. Музыка Реквиема от первых и до последних звуков величественна, божественна, кажется, равной ей нет. Шопен, умирая, попросил на похоронах исполнить Реквием.

          Интереснейшие заметки о жизни и творчестве Гайдна и Моцарта (а так же и о Россини и о других композиторах) совсем нелишне прочитать у Стендаля, он называл Моцарта гением сладостной грусти.

          Боже мой, сколько ещё работы я вижу в этих заметках, прежде, чем подойду к нашему времени! Попробую выразить своё отношение строчкой, абзацем, или страницей к следующим именам: Огинский (1765-1833),  Бетховен (1770-1827), Паганини (1782-1840), Россини (1792-1868), Ф. Шуберт (1797-1828), Доницетти (1797-1848), Беллини (1801-1835), Мендельсон (1809-1847), Шопен (1809-1849), Шуман (1810-1856), Лист (1811-1886), Верди (1813-1901), Сметана (1824-1884), Бородин (1833-1887), Брамс (1833-1897), Сен-Санс (1835-1921), Бизе (1838-1875), Чайковский (1840-1893), Массне (1842-1912),  Григ (1843-1907), Римский-Корсаков (1844-1908), Леонкавалло (1858-1919), Аренский (1861-1906), Дебюсси (1862-1918), Сибелиус (1865-1957), Калинников (1866-1901), Рахманинов (1873-1943), Равель (1875-1937), Прокофьев (1891-1953),  Гершвин (1898-1937),  Кабалевский (1904-1987),  Шостакович (1906-1975), …, ныне здравствующие Алексей Рыбников, Родион Щедрин и др.

          Может быть задан вопрос, – перечислены многие, но где остальные, где Берлиоз, Альбенис, Балакирев, Брукнер, Вебер, Вагнер, Глазунов, Гуно, Даргомыжский, Малер, Франк, Делиб, Дворжак, Глинка, Гранадос, Крейслер, Кюи, Лекок, Оффенбах, Штраус, Пуччини, Телеман, Мусоргский, Рубинштейн, Скрябин, Сарасате, Скарлатти, Глиер, Шнитке, Пондарецкий, Свиридов, Стравинский, Хачатурян и многие-многие другие известные композиторы? Ответ совершенно прост – произведения приведенных абзацем выше музыкантов есть в моей фонотеке, я их слушаю и люблю. Моя задача – показать своё личное, может быть совсем даже не объективное мнение, да и что-то я слышал всего раз в жизни, а что-то слушаю с наслаждением беспрестанно, день за днём.  

piano 349954 1280

 

(C) Николай Лазарев

  • Комментарии
Загрузка комментариев...