Школа драматического искусства. А.П.Чехов Вишневый сад.

8085
2 минуты

С большой осторожностью я отношусь к осовремененным постановкам любимой классики. Когда, например, собираешься в известный театр на «Севильский цирюльник», а граф Альмавива въезжает на сцену на мотороллере, Дон Базилио походит на склочного пенсионера – «народного мстителя», а ничего злободневного и современного, кроме костюмов, нет – я считаю это попыткой прикрыть отсутствие постановочной мысли и внутреннюю пустоту внешним антуражем.

Поэтому на премьеру «Вишневого сада» в Школе драматического искусства я шел и со страхом не узнать любимую с детства классику, и с надеждой, что увижу новое прочтение бессмертного произведения.

Действительно, нравственная обстановка за прошедшее столетие вернулась практически в прежнюю точку. Перелом эпох. Ломка стереотипов, появление нового класса предпринимателей. Постепенный уход целой прослойки рантье «из бывших», которые умеют только тащить то, что плохо лежит, и с тоской вспоминать времена, когда должность кормила, а принадлежность к номенклатуре спасала. И их ненависть к тем, кто ориентирован на эффективность, развитие производства, на веру в себя и не дрожит от начальственного взгляда, потому что знает свои права.

И вот спектакль начался. Едва обозначенные декорации, огромная сцена, деревянные лавки зрителей в уголке огромного зала, большая часть которого занимает сцена. Неторопливо развивается действие, в ходе которого понимаешь – да, это живой А.П.Чехов! Бережное отношение авторов спектакля к каноническому тексту, точное попадание в настроение сегодняшнего дня и великолепное звуковое сопровождение, создающее именно то настроение, которое необходимо – все это рождает чудо сопереживания. И главным положительным героем неожиданно становится купец Лопахин (К.Гребенщиков), который единственный из действующих лиц искренне пытается спасти семью своих бывших бар от разорения, устроить их жизнь по новому, помочь приспособиться и выжить в стремительно меняющемся мире. И понимаешь, что сегодня вишневый сад – это и завод ЗИЛ, и Первый часовой завод, и многочисленные обувные фабрики, выпускавшие не так давно «кожаную макулатуру», и разоряющиеся журналы и издательства, продолжающие жить вчерашним днем и прошлыми заслугами.

И прекрасная, бережная игра актеров – Людмилы Дребневой, сыгравшей Раневскую, упивающуюся своими несчастьями, великолепного ансамбля Игоря Яцко (Гаев) и Сергея Ганина (Симеонов-Пищик), которые сумели так сыграть, что их персонажи вызывают одновременно жалость, раздражение и понимание обреченности всех их начинаний, и Федор Леонов (студент-недоучка Трофимов), явно будущий революционер-начетчик, прикрывающий свою недалекость книжной мудростью, и Иван Товмасян (Епиходов), виртуозно изобразивший классического неудачника.

И неожиданный конец пьесы, когда сцена вдруг поднимается перед зрителями сплошной глухой стеной, и среди зрителей оказывается забытый всеми Фирс (Олег Охотниченко), который честно считал себя центром этой вселенной, хранителем традиций и устоев поместья – и остался за глухой стеной один, на виду у зрителей.

И при всем этом самое удивительное то, что все они играют Чехова - но не покрытого пылью классика, не «многоуважаемый шкаф», а живого и волнующего нас современными проблемами, новым смыслом неоднократно перечитанных строчек.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...